Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

3.2.3. Москва Честнова

Среди героев Счастливой Москвы особо выделяется женский персонаж .

Москва Честнова. Вместе с другими женскими персонажами романа,

которые прочитываются в романной структуре как ее функциональные

заместители, она занимает центральное место как в развитии сюжета, так и

в идейной структуре романа. Ее образ построен Платоновым так, что

помимо поверхностного реалистического плана изображения, где в образе

Москвы Честновой узнается советская современница времен написания

романа (она . эмблематическая фигура 30-х годов: парашютистка,

комсомолка, метростроевка), в нем содержится возможность и ряда других

прочтений. Учитывая свойственную платоновской поэтике стратегию

совмещения актуального содержания с ориентацией на мифомодели-

рование изображаемой действительности с использованием многоплано-

вой образной символики, можно предположить, что и образ Москвы

Честновой выходит за рамки реалистического повествования и носит

аллегорический, иносказательный характер. Аллегоричность Москвы,

основанная на развертывании метафоры295 "Москва . (Советская) Россия

. идея/идеология России" путем персонификации этих абстракций в

конкретной фигуре девушки Москвы, не сводится, однако, к какому-то

одному интерпретационному коду. Допуская возможность и других

интерпретаций, мы исходим из того, что образ Москвы Честновой .

аллегория вымечтанной Платоновым утопии, которая, однако, не исчерпы-

вается политическим содержанием, а сочетает политические чаяния с

надеждой на глубинное онтологическое преобразование бытия. Следова-

тельно, образ Москвы Честновой рассматривается нами в качестве не

просто политической аллегории, но и аллегории человеческого бытия

вообще, в которой снова актуализируется метаконфликт платоновского

"онтологического мифа", конфликт материи и духа.