Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

3.1.2.1. Роман Счастливая Москва и платоновский "метасюжет"

Если рассматривать сюжет Счастливой Москвы на фоне сюжетов других

платоновских произведений, то можно обнаружить, что он одновременно

эксплуатирует множество мотивов и сюжетных схем предыдущих произ-

ведений, но в то же время вводит их в новый контекст, приобщает их к

новым темам. Можно заметить и то, что с некоторыми мотивами более

ранних произведений Платонов к моменту написания романа расстался,

некоторые же мотивы появляются у Платонова впервые, но в целом сюжет

романа строится из определенных мотивных блоков, которые в том или

ином виде присутствуют в любом его произведении. Это свойство

платоновской поэтики, эксплуатация одних и тех же мотивов на

протяжении всего творчества, позволяет говорить о платоновском мета-

сюжете, концепция которого разрабатывалась, в частности, в работах Н.

Малыгиной (1995а,б, 1999а,в)201.

Согласно Н. Малыгиной (1995б: 91), платоновское творчество обладает

единым сюжетным пространством, которое реализуется использованием в

разных произведениях примерно одной и той же сюжетной модели,

которая, в свою очередь, строится из повторяющихся из произведения в

произведение мотивных блоков, микросюжетов. При этом она (Малыгина

1995а) отмечает связь платоновских сюжетов с архетипическими и

фольклорными моделями и сюжетами (283), а также лежащую в их основе

мифологическую структуру (285). Для платоновского сюжета характерна

содержательная двуплановость: в нем одновременно присутствуют и

"бытовая" и "небесная" (символическая) линии, "космический" и "земной"

сюжет (там же: 275). Реконструируя из отдельных сюжетных моделей платоновский метасюжет, Н. Малыгина (там же: 280, 285) различает в нем

следующие мотивные блоки: 1. Изображение героя "внутри природы" и

последующий момент выделения человека "из природы"; 2. Начало

странствия героя; 3. Перемещение в город; 4. Встречи с "научными людь-

ми", обучение наукам, чтение "древних книг", приобщение героя к

средствам "спасения человечества"; 5. Создание проекта спасения челове-

чества и попытка его осуществления (разнообразные "устройства"); 6.

Погружение на дно жизни или (иногда) путешествия в дальние страны.

Как видно из вышеизложенной схемы, в качестве экспозиции плато-

новский сюжет использует мотив "досознательной" жизни героя "внутри

природы": в романе Счастливая Москва Платонов тоже прибегает к этому

зачину, хотя и в трансформированном и сильно сокращенном виде202.

Несмотря на то, что девочка Москва живет в городе (в Петрограде), ее

жизнь до поворотного момента, связанного с "темным человеком с

горящим факелом", описывается лаконично как "скучный сон", что может

восприниматься как мотивный эквивалент бессознательной жизни "внутри

природы". За "пробуждением" героини, вызванным событиями революции,

последует период странничества, которое приведет ее в большой город, в

Москву. Таким образом, экспозиция романа Счастливая Москва в

основных чертах воспроизводит первые три мотивных блока плато-

новского метасюжета, хотя внутри этих блоков Платонов и допускает

трансформации отдельных мотивов: в частности, за мотивом выделения

человека из природы следует повторное слияние с природой, помещение

внутри нее (ср. мотив повторного сна <"девочка уснула и забыла все" (9)>,

странствия с "уснувшей душой", не помнящей "ни людей, ни про-

странства" (9)).

Далее платоновский метасюжет реализуется не только в судьбе Москвы

Честновой, но осколочно перепоручается и другим героям романа: при-

сутствующие в романе мотивы "обучения наукам", "создания проекта

спасения человечества и попытки его осуществления" связаны не только с

Москвой Честновой, но и с мужскими персонажами романа, прежде всего с

Сарториусом (изобретение инструмента справедливости, весов) и Самби-

киным (борьба против смерти и добывание животворящей влаги). Проекты

спасения человечества у Платонова обычно фантастичны, связаны с

изобретением различных устройств (ранние рассказы, Антисексус),

строительством здания (Котлован) или города (Чевенгур), но могут быть

реализованы и в более отвлеченной форме, в частности, в мотиве

"спасающей человечество любви": именно через этот мотив со спасением

человечества связана и Москва Честнова, ищущая в любви возможность

преодолеть разобщенность между людьми (в качестве своеобразных

"проектов спасения" человечества могут рассматриваться и ее прыжки с

парашютом и строительство метро203). Как правило, попытки осуществле-

ния подобных проектов у Платонова обречены на провал, после чего герой

либо погружается на дно жизни, либо уезжает в дальние страны. Так

происходит и в романе Счастливая Москва: "попытки спасения чело-

вечества", предпринятые Сарториусом и Самбикиным, терпят поражение,

хотя на первый взгляд проекты обоих героев удачны: изобретенные

Сарториусом весы широко используются в народном хозяйстве и

заслужили признание властей ("его за это поцеловал замнарком тяжелой

промышленности" (41)), а животворящая влага, добытая Самбикиным из

тела умершего ребенка, спасает умирающую Москву Честнову. Однако по

большому счету от этого ничего в мире не меняется, жизнь героев

продолжается как раньше, человечество такое же ущербное и "неспасен-

ное", как до открытий героев. За этим и следует мотив "погружения героя

на дно", реализованный в судьбе Сарториуса, в его болезни и новой жизни

в качестве безвестного служащего Груняхина, живущего мелкой, непри-

метной жизнью с озлобленной женой. "Проекты спасения" Москвы

Честновой тоже терпят фиаско: в любви она не находит "коммунизма", с

неба она падает с горящим парашютом, а авария в шахте метро лишает ее

ноги. Это все означает крах ее миссии и сопровождается погружением на дно существования: конечной реализацией этого мотива является ее жизнь

в жакте с Комягиным. Однако в судьбе Москвы Честновой реализуется и

мотив "отъезда в дальние страны": ее исчезновение в последней главе

может восприниматься именно в качестве такового.

Любая модель, сколь бы удачна она ни была, обладает определенной

схематичностью и не может отражать всего многообразия моделируемого

явления: так и модель платоновского метасюжета не может включить в

себя всех сюжетных мотивов платоновских произведений и отдельное

произведение не исчерпывается ей. В частности, в связи с романом

Счастливая Москва следует упомянуть такие важные мотивы, как мотив

души, мотив света, мотив стройки социализма, мотив музыки, мотив

коллективного гения, мотив "прежних" и "новых" людей, мотив перево-

площения, мотив Апокалипсиса и др.204, которые тоже повторяются из

произведения в произведение. Они, тем не менее, вписываются в общую

модель метасюжета, являясь дополнительными реализациями двух

центральных мотивных блоков платоновского сюжета, стремления плато-

новских людей "спасти человечество", понять смысл существования, с

одной стороны, и краха этих стремлений, с другой. Реализацией этих двух

сюжетных линий, "восходящей" и "нисходящей", являются и мотивы

сюжета Счастливой Москвы.