Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

LVI. Древо

Временами, по ходу повествования, риторический код вдруг приходит в соприкосновение с кодом проайретическим: синтагматическая последовательность продолжает порождать цепочки поступков (решить/рисовать/снять ложу/сделать паузу/прервать действия), однако, под воздействием дискурса, эти цепочки начинают прорастать логическими разветвлениями: именной род (любовная галлюцинация) получает временную специфику (вечер/утро) и далее конкретизируется в виде результата, алиби или резюме. Исходя из имплицитного названия последовательности («Желать-любить»), мы можем построить проайре-тическое (типа шпалерного) древо, чьи расходящиеся и сплетающиеся ветви изображают непрерывную трансформацию фразовой траектории в пределах общего текстового объема:

 

 

Воздействуя на те или иные точки последовательности, риторический код, которому принадлежит столь могущественная роль в тексте-чтении, вызывает своего рода процесс почкования: точка как бы набухает и превращается в узел; имя есть не что иное, как способ увенчать — анонсировать или резюмировать —- определенную последовательность, которая была или будет подвергнута детализации, так что пауза при этом распадается на отдельные мгновения, рисунок — на типы, а галлюцинация — на затрагиваемые ею отдельные органы. Двигаясь по ветвям сугубо аристотелевской структуры, дискурс непрестанно колеблется между родом (именным) и его видами (проайретическими): словарь, будучи системой родовых и специфицированных видовых имен, активно содействует процессу структурации, стремясь завладеть этим процессом, ибо смысл — это сила: назвать значит подчинить, и чем более общий характер имеет имя, тем тяжелее ярмо. По собственной воле заговаривая о галлюцинации (с тем чтобы в дальнейшем ее конкретизировать), дискурс совершает точно такой же акт насилия, к какому прибегает математик или логик, когда говорит: назовем Р объект, который..,; пусть Р обозначает... и т.п. Тем самым читаемый дискурс оказывается пропитан до-изобразительными номинациями, подчиняющими текст, но в то же время способными вызвать то неприятное чувство подташнивания, которым сопровождается всякое насильственное присвоение. Мы, со своей стороны, присваивая последовательности имя («Желать-любить»), также способствуем разжиганию смысловой войны, активизируем процесс присвоения, начатый самим текстом.

(277) что страсть, внушаемая ему голосом Замбинеллы, стола бы сплетней всего Парижа, если бы эта история происходила здесь; *СИМВ. Голос кастрата (то, что можно было бы принять за банальную синекдоху (Замбинелла обозначается через свой голос), в данном случае следует понимать буквально: Сарразин влюблен именно в голос кастрата, в саму кастрацию). **РЕФ. Этническая психология: Париж.

(278) но в Италии, сударыня, каждый присутствующий на спектакле сидит там не ради других, он поглощен своими собственными впечатлениями и страстями, и это одно уже исключает возможность подсматривания друг за другом. *РЕФ. Этническая психология : Италия.

(279) Тем не менее безумие, охватившее молодого скульптора, не могло долго- оставаться тайной для артистов театра. *3агадка 6 (кем является Замбинелла?) усугубляется, в ее основе лежит некая интрига. Таким образом, всякий раз, как притворство можно будет связать с действиями некоего мистификатора, загадка 6 станет приобретать вид целостного блока, связной последовательности — Мистификации. При этом сохранится возможность по-прежнему считать притворные поступки Замбинеллы обманом, относящимся к загадке 6 в целом, а отнюдь не мистификацией, учитывая (возможную) неоднозначность чувств самой Замбинеллы (ГЕРМ. «Мистификация» : I : группа мистификаторов).

 (280) Однажды вечером француз заметил, что за кулисами над ним смеются. *РЕФ. Хронология (выражение «однажды вечером» как бы подхватывает и про должает выражение «события застали его неподготовленным», № 263). **ГЕРМ. «Мистификация» : 2 : Смех (пружина интриги). Смеху (как основе мистификации) будет приписана кастрирующая функция, № 513 («Пошутить! Пошутить? Ты осмелился смеяться над страстью мужчины?»).

(281) Трудно сказать, на что он решился бы, *СЕМ. Ярость, чрезмерность.

(282) если бы на сцене не появилась Замбинелла. Она бросила на Сарразина красноречивый взгляд, *«Красноречивый» взгляд Замбинеллы — это обман со стороны одного из мистификаторов, адресованный их жертве (ГЕРМ. Загадка 6 : обман Сарразина Замбинеллой).