Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

§ 3. Развитие мотивационной сферы

К моменту поступления в школу мотивационная сфера ребенка претерпевает серьезные изменения. Если трехлетний малыш действует большей частью под влия­нием ситуативных чувств и желаний и, совершая тот или иной поступок, не Дает себе ясного отчета, зачем и почему он его совершает, то поступки, отношение к ок­ружающему шестилетнего ребенка более осознанны. В этом возрасте он уже движим такими мотивами, ка­ких у него не было в более раннем возрасте.

Какие же мотивы оказывают существенное влияние на поведение шестилетнего ребенка?

Эти мотивы связаны с интересом детей к миру взрослых, со стремлением быть похожими на них. В чис­ле значимых мотивов для детей этого возраста — и инте­рес их к новым осваиваемым видам деятельности (игра, конструирование, труд и др.).

Другая важная группа мотивов, которыми руковод­ствуются дети шестилетнего возраста,—установление и

сохранение положительных взаимоотношений со взрос­лыми в семье, в школе (детском саду). Это делает шес­тилетку особенно чувствительным к оценкам педагога, родителей, вызывает желание выполнять их требования, правила, устанавливаемые ими.

Кроме того, дети стремятся завоевать «благосклон­ность», симпатию детей, которые им нравятся, пользу­ются авторитетом в группе.

Мотивом деятельности шестилетних детей нередко выступают и мотивы личных достижений, самолюбие, самоутверждение. Они проявляются и в притязаниях ребенка на главные роли в играх, на роль «отличника» в школе, в обидах ребенка («А мне не дали стихи учить на утренник»), в его радости при достижении успеха в нелегком деле, в признании его достоинств («Я раньше была никто, а теперь я стрекозка в опере»), а порой и в приписывании себе не существующих пока положитель­ных качеств, желанных предметов, в капризах.

На основе стремления к самоутверждению у детей возникает и соревновательный мотив (выиграть, побе­дить, быть лучше других). Это стремление нетрудно за­метить у шестилетних детей, оно связано с овладением играми с правилами, спортивными играми, включаю­щими в себя элемент соревнования. Этот мотив шести­летние дети вносят и в другие виды деятельности. Они любят сравнивать свои успехи с другими, не прочь при­хвастнуть, остро переживают свои неудачи.

Мотивы соревнований и самоутверждения являются своеобразным проявлением потребности детей в призна­нии не только со стороны взрослого, но и со стороны сверстников. У детей, воспитывающихся в детском саду, эта потребность может удовлетворяться в самых разно­образных видах деятельности, причем важное поле само­утверждения здесь ~ игра, художественная деятельность.

Когда же ребенок поступает в школу, его положе­ние, возможности для самоутверждения изменяются, и пока далеко не всегда в лучшую сторону. И это не мо­жет не беспокоить и учителей, и ученых.

Психолог В. С. Мухина высказала следующую мысль: «Придя в школу, ребенок попадает в психологи­чески более трудные для него условия. Он сразу же рез­ко лишается привычного стиля общения" со взрослым. Теперь взрослый противостоит всем его порывам, не соответствующим задачам урока. Притязания на при­знание в условиях урока могут реализовываться лишь через успеваемость. Все другие успехи, создающие статус ребенка в глазах других и его собственных глазах, уже не имеют такого значения, как школьная оценка.

Сохраняющая потребность в положительных контак­тах со взрослым депривируется (лишается стимуляции, подавляется.— Ред.) самим стилем заданного традици­онного общения в структуре «учитель — ученик». Деп-ривация эмоциональной потребности может привести ребенка к бессознательному поиску не всегда адекват­ных путей компенсации эмоционального голода. Притя­зание на признание также резко сужает круг возможно­го самоутверждения... В силу своей социальной неста­бильности они (шестилетки.—Я. Л., Е. П.) более остро нуждаются в эмоциональном контакте со взрослым, в утверждении своих притязаний, чем семилетние».

Однако нельзя считать, что ситуация здесь безвыход­ная. Важно учесть и предупредить негативные следст­вия того положения, к которому может привести резкий контраст в поведении, общении педагога с детьми в дет­ском саду и в школе, сужение сфер деятельности, в ко­торых бы шестилетка мог утвердить свое формирующе­еся «Я». И тогда развитие, личности шестилетнего ребенка протекает гармонично.^ Приведем пример из на­шего исследования (совместно с С. В. Абрамчук).

Так, в начале учебного года многие шестилетки, которых при­няла в свой класс в небольшой белорусской деревне Бусеж опытная учительница Л. А. Новицкая, чувствовали себя неуверенно. Опре­деленную тревогу вызывали складывающиеся взаимоотношения между ними; дети пришли из разных деревень, настороженно при­сматривались друг к другу, особой доброжелательности не прояв­ляли. Да и в овладении грамотой успехи у большинства были не-яелики. Все они были «домашними» детьми, детский сад до этого не посещали, и многие были слабо подготовлены к школе. И тогда педагоги (учитель и воспитатель) совместно с завучем школы раз­работали специальную программу действий.

Было решено широко использовать наряду с учебной все зна­чимые для детей этого возраста виды деятельности: игровую, конст­руирование, рисование, лепку, трудовую и т. д.; выявить положи­тельные индивидуальные качества детей, на которые можно было опереться в работе; определить детей, которые особенно нуждались в помощи со стороны педагогов; проводить с ними углубленную ин­дивидуальную работу, которая помогла бы обеспечить им успех на уроке; в общении с детьми стремиться избегать авторитарного сти­ля, шире использовать личностное общение (особенно с неуверенны­ми в себе детьми).

Постепенно к каждому ребенку вырабатывалась наиболее при­емлемая тактика. Так, было выявлено, что с трудом овладевающие грамотой и малопопулярные среди сверстников Сережа В., Вита­лик 3., Костя В. в подвижных играх проявляют ловкость, быстроту, смелость. Эти достоинства ребят были учтены при проведении физкультуры, организации игр в группе продленного дня. Нелегко бы­ло утвердиться, получить признание в классе Тане и Наташе на уроках по математике, письму, чтению. В работе с ними также бы­ла широко использована игра. С ними педагог предварительно ра­зучивал ряд игр с правилами, считалки, предлагал им понаблюдать, как в эту игру играют более старшие дети. Во время проведения игры с шестилетками этих девочек предлагали на роль ведущего (например, на роль Щуки), для чего эта роль предварительно ра­зучивалась. При анализе игры поведение этих девочек оценивалось, особо обращалось внимание на проявленную ими ловкость, чест­ность, соблюдение правил («Наташа старалась прыгать повыше, чтобы не попасть на удочку», «Таня была ловкая и быстрая Щу­ка» и т. п.). Их привлекали к раздаче мячей, прыгалок во время проведения игр-эстафет, к организации новых игр с детьми на про­гулке. Такое доверие радовало девочек, они стремились оправдать его, одновременно утверждая себя среди сверстников.

Большая индивидуальная и групповая работа была проведена с непопулярными и малопопулярными в школе детьми, которая по­могла им получить признание сверстников в учебной деятельности. Здесь широко использовались дидактические игры, упражнения («Мой первый счет», «Живое число», «Арифметическое домино», «Колумбово яйцо», «Кто в домике живет», «Часы» и др.). При за­креплении определенных звуков и букв с этими детьми нередко разучивали скороговорки, считалки, стихи. Так, например, Виталик («непопулярный») прочитал на уроке по развитию речи при за­креплении звука «ч» предварительно разученную с ним считалку «В четверг четвертого числа...». Для ребят она была неизвестной и понравилась им. Потом на перерыве некоторые дети просили Вита­лика прочитать ее еще раз, сами повторяли. Это был первый успех, шаг к признанию. Педагоги стремились поощрять таких детей даже за самый незначительный успех. На уроках учитель, зная наиболее слабые места каждого, поступал следующим образом: трудные за­дания предлагал выполнить у доски наиболее подготовленным де­тям, а ребятам, еще уступающим им, создавал возможность проя­вить себя при выполнении более легких задач.

Статусная структура класса к концу учебного года изменилась: не стало «изолированных» детей, увеличи­лось количество «популярных» детей (I и II статусных групп), причем оно превышало количество детей в осталь­ных статусных группах, что является одним из важных показателей эмоционального благополучия в классе.

Успехи, проявленные ранее непопулярными детьми в игровой, учебной, художественной деятельности, не оста­лись не замеченными классом (к чему, кстати, и стре­мились педагоги). Изменилось соотношение положитель­ных и негативных качеств в оценке сверстников (дети чаще стали отмечать позитивные стороны своих товари­щей). Существенное влияние на это оказали и взаимо­отношения учителя и воспитателя с детьми и друг с дру­гом, явившиеся образцом взаимоуважения.

Один из путей самоутверждения шестилетних — их шалости. Как к ним относиться? Ведь детские шалости, как правило, отвлекают учеников от «дела», нарушают порядок, дисциплину. Но надо ли бороться с ними? Ду­мается, справедливы слова Ш. Амонашвили: «Ша­лость—ценное качество ребенка, только надо управлять им. Я давно установил для себя, что суть детской дис­циплины заключается не в подавлении шалостей, а в преобразовании их» (6, 27).

Поведение детей шестилетнего возраста часто опреде­ляется и познавательными мотивами. Известный дет­ский психолог Д. Селли писал, что если бы ему предло­жили изобразить ребенка в его типичном душевном со­стоянии, то он, вероятно, нарисовал бы выпрямленную фигуру маленького мальчика, который широко раскры­тыми глазами глядит на какое-нибудь новое чудо или слушает, как мать рассказывает ему что-нибудь новое об окружающем мире. Портрет, нарисованный Д. Селли, больше всего напоминает шестилетнего ребенка. Позна­вательная потребность—одна из наиболее значимых. заметных в этом возрасте. Однако она развивается и проявляется у шестилеток по-разному: у одних она име­ет ярко выраженную «теоретическую» направленность, у других «практическую». Учитель должен опираться на имеющиеся познавательные мотивы ребенка и развивать их далее в разных видах деятельности.

Понаблюдаем повнимательнее за шестилетним ре­бенком. Он не только с интересом всматривается в ок­ружающее, но и сам любит создавать город из кубиков, подъемный кран и корабль из металлического конструк­тора, с удовольствием лепит, рисует, сочиняет первые сказки, песни, придумывает незамысловатые танцеваль­ные движения... В этом возрасте проявляется и потреб­ность в созидании. Ее роль так велика, что некоторые психологи в настоящее время считают ее основной по­требностью личности. Так, психолог В. В. Давыдов пи­шет: «На наш взгляд, сущность личности человека свя­зана с его творческими возможностями, с его способ­ностью созидать новые формы общественной жизни. Основная потребность человека как личности — потреб­ность в созидании мира и самого себя» (33, 82).

Педагогам следует стимулировать у детей созида­тельные мотивы деятельности. Особое внимание обратим при этом на игру и художественную деятельность. Ведь именно в игре впервые возникает воображение (а без него невозможно и созидание), в игре первоначально зарождаются и элементы художественной деятельности.

Важное значение в формировании личности шести­летнего ребенка имеют нравственные мотивы. Возникно­вение и развитие их связано с усвоением и осознанием норм поведения человека в обществе. Они выражают от­ношение ребенка к людям. В 6—7 лет в этой группе мо­тивов все большее место занимают общественные моти­вы: желание сделать приятное, нужное людям, облег­чить их положение, принести пользу.

В исследованиях показано, что эти мотивы уже в старшем дошкольном возрасте могут приобрести значи­тельную побудительную силу, превышающую мотивы личной пользы или интерес к внешней стороне деятель­ности. Однако мотивы этого типа возникают не спонтан­но, а благодаря воспитательному воздействию взрослых,

Как видим, к 6 годам у ребенка появляется немало новых мотивов поведения. Причем эти мотивы не рядо-положны, а соподчинены друг другу. Соподчинение мо­тивов — очень важное новообразование в развитии моти-вационной сферы ребенка.

Эта способность формируется постепенно. К б годам она становится довольно заметной, о чем свидетельст­вуют наблюдения поведения детей, экспериментальные исследования.

Одно из таких исследований было проведено И. М. Ма­тюшиной. Детям 3—7 лет предлагалось в течение неко­торого времени не смотреть на определенный предмет. В первой серии опытов в качестве ограничителя высту­пал запрет взрослого, во второй— получение поощри­тельной награды, в третьей — наказание в форме исклю­чения из игры, в четвертой — собственное обещание ре­бенка. Результаты данного эксперимента представлены в таблице.

О чем говорят эти результаты? Шестилетним детям легче сдерживать свои непосредственные побуждения, нежели более младшим. Различна и побудительная си­ла различных «мотивов-ограничителей». Наиболее силь­но действует мотив поощрения, наименее сильным огра­ничителем в обоих группах выступает запрет взрослого, не усиленный другими дополнительными мотивами. Мо­тив «собственного слова» оказывает существенное дей­ствие на более старших детей (5—7 лет). Наличие со-подчиненности мотивов, которое уже наблюдается у шестилетних, дает им возможность отказаться от привле­кательной в данный момент вещи, занятия ради выполнения более важного, хотя и, возможно, более скучного занятия,

Итак, мотивы деятельности ребенка к шести годам уже могут преобладать над другими. И то, какие имен­но мотивы будут выступать в качестве главных, опреде­лит направленность всему поведению ребенка. Конечно, в шесть лет этот стержень только-только складывается, но определенную направленность в поведении ребенка этого возраста уже можно наблюдать. Она может быть разной—от крайне эгоистической до высоконравствен­ной (конечно, в пределах возможностей данного возра­ста).

Уже в этот период в поведении у одних детей прояв­ляются тенденции созидательного типа личности, у дру­гих—разрушительного,  потребительского.  Педагогу важно по незначительным признакам заметить прояв­ление определенной тенденции, с тем, чтобы вовремя и умело корректировать развитие личности, обеспечить ребенку полноценные пути самовыражения и самоутвер­ждения.

Среди признаков, свидетельствующих о нравствен­ном здоровье ребенка, на первое место, несомненно, сле­дует поставить наличие у него стремления быть полез­ным другим людям и доставлять им радость. Учитель, воспитатель должны развивать это стремление. Как?

 «Прекрасные слова о благородстве далеко не всегда до­ходят до сознания, — пишет В. А. Сухомлинский. — Но почувствовать сердцем красоту человечности способны даже малыши и с первых дней жизни... Я стремился к тому, чтобы каждый воспитаниик пережил радость, го­ре, печали и невзгоды другого человека. Осенью и вес­ной мы часто ходили в гости к колхозному дедушке Андрею. У старика не было семьи, одиночество — его большое горе. Дети почувствовали, что дедушка Андрей радуется каждому нашему посещению. Перед тем как идти на пасеку, я советовал ребятам: понесем дедушке яблоки, виноград, сливы—он обрадуется; соберем поле­вые цветы—это будет для него радость. Сердца малы­шей становились все более чуткими к настроению, пе­реживаниям, чувствам человека» (79, 87—88).

Опасно, если у детей зарождается потребительская тенденция, для которой характерно самовыражение пу­тем максимального потребления благ.

Тревогу педагога и незамедлительную его реакцию должны вызывать и случаи проявления у детей агрес­сивной, разрушительной тенденции. Следует пресекать попытки детей утверждать себя разрушительной актив­ностью, попытками превращать боль, унижение, непри­ятности, переживаемые другими, в развлечение, источ­ник собственного удовольствия. Обратим особое внима­ние на этих детей, микроклимат вокруг них. Достаточ­но ли тепла получают они в семье? Как «дышится» им в классе? Педагог должен стремиться, чтобы стержень личности каждого его воспитанника был здоровым.