Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

§ 4. Как обучать шестилеток

Л. С. Выготский считал, что программа дошкольно­го обучения, созданная взрослыми, должна быть одно­временно и программой для самого ребенка. Поэтому обучение шестилетних, отвечающее этому требованию, следует понимать не как грубый нажим на ребенка или «вытеснение» детских понятий более развитыми поня­тиями взрослых, а как перестройку под влиянием педа­гогических воздействий отношений ребенка к окружаю­щей действительности, как изменение его характера деятельности.

При этом и характер воздействий на шестилегнего ребенка должен соответствовать его психологическим особенностям — его образному мышлению, поведению, расположенности к игровой и художественной, практи­ческой деятельности и т. д.

Какая форма обучения здесь наиболее уместна^ Учителя, уже работавшие с шестилетками, нередко ухо­дили с первых уроков разочарованными расстроенны­ми—«ничего не хотят делать», «не слушают», «невни­мательны» и т. п.

Дело в том, что урок с шестилетками должен быть иным, чем со старшими и даже с семилетними детьми. И не только по продолжительности. Урок (занятие) с шестилетними детьми должен отличаться и своей струк­турой, преобладающими способами действий.

Урок у шестилеток должен состоять из нескольких частей, объединенных общей темой. А вот деятельность детей на уроке должна быть обязательно разнообраз­ной. Большое место здесь отводится действиям с пред­метами. Чтоб достичь успеха, ребенок на своем рабо­чем месте должен проделать, пережить все то, что де­лается у доски.

Наиболее же характерное для занятий с детьми это­го возраста — включение в них элементов игры. Игра на уроке в значительной степени приближает условия обу­чения в школе к условиям детского сада, что крайне важно. Но нужна она здесь не только для улучшения адаптации. Исследования свидетельствуют, что в ситуа­ции дидактической игры, ребенок усваивает программу значительно успешнее, нежели в ситуации учебного за­нятия. И это не вызывает особого удивления, ведь в ди­дактической игре учебная задача — часть игровой си­туации с выполнением определенных правил. Здесь усвоение нового происходит без особого напряжения, как бы само собой.

Важная задача педагогов—развитие творческой личности. Как ее решить в условиях обучения? «Пра­вильно организовать учебно-воспитательный процесс— это значит поставить перед школьниками такую учебную задачу, которую без эксперимента не решить»,—счита­ет известный советский психолог В, В. Давыдов. «В тех классах, где учитель постоянно создает условия для экс­перимента, для творчества, дети обязательно попадают в ситуацию, требующую именно учебной деятельности, а не просто просиживания за партой». В процессе экспе­риментирования, преобразования объектов дети высту­пают как исследователи, они познают скрытые связи и отношения объектов.

Важная особенность детского экспериментирования, на которую психологи обращают особое внимание, состо­ит в том, что в нем имеют место две противоречивые тенденции: преобразования раскрывают перед ребенком новые стороны и свойства объектов, а новые знания в свою очередь рождают новые вопросы, новые, более сложные преобразования. Наличие этих двух тенденций делает простейший эксперимент ведущим методом при знакомстве детей (в том числе шестилетнего возраста) с явлениями живой и неживой природы.игрушки. Ребенка никогда не ставят в условия выбора, поскольку любое его неверное промежуточное действие (например, неверно сложил бумагу, не там, где следо­вало, разрезал ее и т. д.) приводит к неправильному ре­зультату и закрывает путь к продолжению деятель­ности.

В исследовании, проведенном Л. А. Парамоновой, на первом же занятии по обучению конструированию из бумаги было показано несколько (5—6) игрушек (коробка, корзинка, коляска и т. п.) и дано объяснение способа их изготовления. Затем его отрабатывали в иг­ровой форме так, что к концу занятия дети овладевали способом изготовления коробки. На следующих двух занятиях достаточно сложная игрушка конструирова­лась на основе готовых образцов с использованием зна­комого способа (грузовая машина, товарный сос­тав и т. д.). Для изготовления необходимых частей нуж­но было каждый раз по-разному изменять знакомый спо­соб, учитывая форму и место расположения частей по отношению друг к другу в целостной конструкции.

При таком обучении дети достигали значительных успехов, что свидетельствовало о выделении ими спосо­ба действия из общего потока деятельности. Кроме того, успех детей говорит о том, что постановка задач, тре­бующих широкого переноса этого способа на другие задачи, обеспечивает его обобщение, создает возмож­ность детям действовать творчески, инициативно.

Детское экспериментирование дает высокие резуль­таты и в работе с литературными текстами. При этом не только повышается уровень понимания самих текс­тов, но и, что особенно важно, такая деятельность спо­собствует развитию ребенка в целом. Обучение старших дошкольников в исследовании Е. В. Бодровой строи­лось следующим образом: дети получали проблемные тексты, т. е, такие произведения, фактическое содержа­ние которых им было знакомо, но понимание смысла в целом встречало определенные затруднения. Это были сюжетные рассказы с моральной проблематикой, с кон­фликтами в поведении персонажей, причем эти кон­фликты можно было разрешать по-разному (рассказы В. Осеевой «Отомстила», «Плохо», «Сыновья» и др.). Понимание этих текстов требовало выделения позиций всех персонажей, сопоставления, сравнения их между собой, для чего необходимо было изменить условия, дан­ные в произведении («Что было бы, если бы...»).

Взрослый вначале показывал детям возможные пре­образования, а в дальнейшем работу над проблемным текстом дети вели самостоятельно: чтобы объяснить свои суждения, ребенок сам прибегал к экспериментиро­ванию (например, продолжал текст, дополняя его во­ображаемыми ситуациями, предлагал свои варианты поступков персонажей и т. п.).

В своей работе педагоги, работающие с детьми шес­тилетнего возраста, должны опираться на положение, выдвинутое Л. С. Выготским: обучение должно «забе­гать вперед развития и подтягивать его за собой, а не плестись в хвосте развития». В своей работе «Пробле­ма обучения и умственного развития в школьном воз­расте» Лев Семенович раскрыл понятие об уровне актуального развития, который характеризует уже имею­щиеся особенности психических функций, и зоне бли­жайшего развития. Раскрывая последнее понятие Вы­готский поясняет: «То, что ребенок оказывается в состоя­нии сделать с помощью взрослого, указывает на зону его ближайшего развития... поможет нам определить за­втрашний день ребенка, динамическое состояние его развития... Таким образом, состояние умственного раз­вития ребенка может быть определено по меньшей мере с помощью выяснения двух его уровней—уровня актуального развития и зоны ближайшего развития».

Руководствуясь этим положением, педагог, с одной стороны, не должен предъявлять к своим воспитанни­кам чрезмерно высоких для них требований (не соот­ветствующих зоне ближайшего развития), а с другой стороны, должен ориентироваться на его ближайшие возможности и, не занижая их, вести ребенка вперед. Опора на эти положения особенно важна для учителя, работающего с детьми шестилетнего возраста. Ведь в число характерных черт шестилетних, которых нет или которые проявляются не в такой степени даже у детей семилетнего возраста, входят количественные и качест­венные несоответствия фактического и физиолого-психо-логического возраста ребенка.

К сожалению, не всегда, как показывают исследова­ния и наблюдения, дети с крайними уровнями общего развития (высокого и относительно низкого) получают условия для полноценного развития. Уделим же необхо­димое внимание и этим детям. Будем работать с детьми с учетом их зоны ближайшего развития, работать так, чтобы каждый смог реализовагь свои возможности.