Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Потеря исполнителя.

Потеря исполнителя это обобщение, при котором говорящий не отдает себе отчета в том, что его модель мира это не сам мир. Обычно это суждения. Исполнитель теряется в тех случаях, когда человек берет правило, подходящее к нему и его модели мира, и переносит его на других людей. Изменяя это положение, мы помогаем человеку спокойно пользоваться его правилами и мнениями, не мешая остальному миру пользоваться своими. Часто в утверждениях с потерянным исполнителем нет даже никаких признаков того, что человек сознает другие выборы и возможности.

Чтобы восполнить потерю исполнителя, спросите (в соответствующем падеже): «О ком идет речь?» Например:

«Это невежливо».

«С чьей точки зрения это невежливо?»

«Нехорошо вмешиваться в чужой разговор».

«С чьей точки зрения это нехорошо?»

«Разве можно так делать!»

«Кто считает, что так делать нельзя?»

* * *

Итак, Мета-модель задает вопросы «Что?», «Как?» и «Кто?» в ответ на определенные формы человеческой речи.

Как уже говорилось ранее, Мета-модель это набор приемов, с помощью которых можно улучшить общение. Успех будет зависеть от вашего желания и способности активно применять вопросы и ответы, предлагаемые Мета-моделью.

Упражняясь с Мета-моделью, обращайте пристальное внимание на свои внутренние процессы. Поскольку Мета-модель это формализация интуитивного поведения, то описываемые ею реакции происходят в те моменты, когда вам было бы необходимо обращение к внутреннему опыту, чтобы понять сообщение. Например, когда человек говорит: «Мой отец обидел меня», то, чтобы полностью понять смысл этого утверждения, вы должны спросить: «Как?» Отец мог его побить, наорать на него, нахмуриться или не обратить на него внимание. Если вы решите, что поняли слово «обидеть», полагаясь лишь на собственный опыт, то вы встретитесь с собеседником в своей, а не его модели мира.

Мета-модель это набор приемов, позволяющих собирать информацию, оставаясь во «внешнем» сенсорном опыте. Это не дает вам уйти «вглубь себя», к своему внутреннему опыту, чтобы понять сообщение. При использовании Мета-модели соответствующие вопросы задаются в тех случаях, где ранее вы должны были обращаться к своему внутреннему опыту, чтобы понять (или попытаться понять) слова собеседника. Благодаря Мета-модели обобщение становится более ясным и понятным; она избавляет вас от необходимости восполнять пропущенные места в модели собеседника частями из своей субъективной реальности. Если кто-то говорит вам: «Я боюсь толпы», а вы уходите вглубь своего субъективного опыта и думаете: «Да-да «боюсь толпы» да, я знаю, что это такое», то вы упускаете возможность воссоединить человека с его опытом и лишаетесь случая понять его модель. Однако ответы, предлагаемые Мета-моделью «Откуда вы знаете, что боитесь толпы?», «Что вас пугает в толпе?», «Что мешает вам чувствовать себя в толпе спокойно?» позволяют войти в субъективный опыт другого человека и достичь подлинного общения и понимания.

Если вы научитесь распознавать моменты, когда вы углубляетесь в свой внутренний опыт, пытаясь понять смысл полученного сообщения, и будете вместо этого задавать вопросы Мета-модели, то значительно улучшите эффективность своего общения и облегчите овладение Мета-моделью на автоматическом или бессознательном уровне. В основе Мета-модели лежит человеческая интуиция. Поэтому, при ясном понимании этой интуиции, обучение Мета-модели может стать быстрым и легким. Если я, например, скажу: «Меня преследуют», то интуиция подскажет вам, что что-то пропущено. Вы не достигнете полного понимания, пока не получите ответа на вопрос: «Кто меня преследует?» Независимо от того, как проявляется ваша интуиция, именно в этом месте вставляется вопрос из Мета-модели, позволяющий извлечь из общения наибольший возможный смысл.