Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

2. Факторы, влияющие на представленность новозаветизмов во фразеографических изданиях

    

Что касается словарей, сборников и популярных изданий, составленных в разные годы и разными авторами, можно отметить, что новозаветные и вообще библейские фразеологизмы рассматриваются и описываются в них неодинаково. Различия между каждым отдельным фразеологическим изданием наблюдаются по нескольким параметрам. Это и количество, удельный вес новозаветных выражений в общем объеме словаря или справочника, и качественный состав фразеологии; это и способ подачи материала при описании того или иного фразеологического оборота. Стилистические пометы и указания, ссылки на источник могут наличествовать или отсутствовать. Наблюдаются также и несовпадения в стилистической маркировке того или иного выражения в разных изданиях. Есть случаи разнобоя в толковании семантики некоторых фразеологизмов. Не все авторы однозначно трактуют этимологию отдельных оборотов. Нет четкости в оформлении статей. В частности, не всегда соблюдается соответствие между формой выражения, заявленной в заголовке статьи и формой того же фразеологизма в иллюстративных примерах. Да и сами фразеологические единицы имеют порой в разных изданиях разный “вид”, что свидетельствует о нерешённости вопроса об исходной форме многих новозаветных оборотов.

Все эти различия обусловлены рядом объективных причин.

      2.1. Во-первых, на представленность новозаветных фразеологизмов  влияет тип фразеографического издания. Так, книги В.М.Мокиенко “В глубь поговорки”, Н.М.Шанского “В мире слов”, Л.Т.Григорян “Язык мой – друг мой”, сборники М.А.Булатова “Крылатые слова” и Э.А.Вартаньяна “Из жизни слов” являются научно-популярной литературой, адресованной школьникам или учителям. Поэтому в них можно найти крайне ограниченный перечень новозаветных выражений с более или менее развернутыми рассказами о каждом из них. Так, например, в книге Н.М.Шанского “В мире слов” можно почерпнуть сведения лишь об одном евангельском выражении – зарыть талант в землю (с.213-214). У В.М.Мокиенко рассказывается о трёх – глас вопиющего в пустыне (с.152), легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное (с.90-92); отделять овец от козлищ (с.96). Книга Л.Т. Григорян “Язык мой – друг мой “ содержит в себе пояснения к некоторым фразеологическим оборотам русского языка. При этом библеизмов там, с формальной точки зрения, нет, потому что единственный оборот невзирая на лица  описывается там как восходящий к древнегреческому культу богини Фемиды, изображавшейся с повязкой на глазах и вершащей суд “справедливо, нелицеприятного, то есть невзирая на лица”. [ Григорян 1988 : 187]. Интересно, что такая же этимология этого выражения содержится и в сборнике Э.А.Вартаньяна “Из жизни слов”. В этой книге собрано уже значительно большее количество библейских выражений, причем тридцать пять из них – новозаветного происхождения. Это не удивительно. Потому что книга представляет собой сборник крылатых выражений и других фразеологизмов с объяснением их происхождения и значения. Как замечено в предисловии, она “похожа на словарь” [Вартаньян 1960: 3]. У этого издания есть достоинства. В нем собрано более четырехсот фразеологических оборотов разного вида ( от сращений до выражений) и разного происхождения, которые перечислены в алфавитном порядке. К каждому прилагается пояснение в форме маленького рассказа, изложенное доступным языком. Однако это именно популярная книга, а не словарь, здесь нет ни указаний на грамматические формы, варианты оборота, ни стилистических помет, ни иллюстративного материала, ни даже указания на то, в какой именно главе какой части Библии искать тот или иной библеизм. Аналогичным же образом обстоит дело и со сборником М.А.Булатова “Крылатые слова”, вышедшим двумя годами ранее – в 1958 году. Но в отличие от книги Э.А.Вартаняна, его объем  меньше и количество фразеологизмов библейского происхождения в нем ограничено шестью оборотами. Четыре из них – новозаветизмы: зарыть талант свой в землю; ни на йоту, тридцать сребреников; умывать руки. Отличительным признаком научно-популярных изданий является нестрогое оформление статей, написанных в публицистическом стиле. Например,

Зарыть талант свой в землю

Иносказательно – оставить знания, опыт, способности, дарование неиспользованными; не развивать, не применять их, не пользоваться ими.

Выражение перешло в нашу речь из библейской притчи (нравоучительного рассказа) о некоем рабе, который, получив от своего господина талант (у древних народов так называлась самая крупная денежно-весовая единица), не воспользовался им, а зарыл его в землю. Когда же господин спросил раба, на что тот употребил свой талант, раб ответил: “Господин! Я знал тебя, что ты человек жестокий: жнешь, где не сеял и, собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант свой в земле; вот тебе твоё!”

В современном языке слово “талант” приобрело новое значение: дарование, способности [Булатов 2958:51 – 52].

Из последних изданий к научно-популярным относится и вышеупомянутый “Фразеологический словарь” В.В.Волиной. Здесь собраны толкования некоторых русских фразеологических оборотов и упражнения, игры для закрепления этих выражений младшими школьниками. Фразеологизмы помещены в две группы, в каждой из которых они располагаются в алфавитном порядке. В первую группу входят обороты “Из русской истории и литературы”, а во вторую “Из античной истории, мифологии, литературы и библейских преданий.” Среди библейских выражений упомянуты следующие новозаветизмы: бисер метать перед свиньями;избиение младенцев, не ведают,  что творят;не о хлебе едином жив будет человек (и разговорный вариант не хлебом единым жив человек); не от мира сего; невзирая на лица; семь смертных грехов; смертный грех; соль земли; сучок в глазу замечать; зарыть талант в землю; терновый венец; тридцать сребреников; тьма кромешная; умывать руки; упасть на  добрую почву; Фома неверующий. Сами толкования выражений позаимствованы автором в других, ранее вышедших популярных изданиях.

Одно из них – книга Н.С. и М.Г.Ашукиных “Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения”. Это сборник крылатых выражений, кратких цитат, изречений, источник которых можно точно установить. Книга является справочным изданием или справочником, потому что содержит не только толкование тех или иных крылатых слов, но и обязательную отсылку к источнику (в случае с библеизмами это книга, глава и стих в Библии), иллюстрации из литературных текстов. Статьи структурированы по буквам алфавита и номерам. В конце справочника есть указатель имен и алфавитный указатель, с помощью которого легко можно найти интересующие выражения по какому-либо из его компонентов. Среди всего объема книги удельный вес библейских, а значит, и новозаветных фразеологических оборотов довольно велик. В целом, по сравнению с другими словарями и справочниками, разного рода сборниками фразеологизмов, это издание – наиболее полное по количеству зафиксированных в нем новозаветизмов. Кроме того, что там указаны и такие распространенные выражения, которые есть и в других словарях и книгах и которые мы уже называли выше, только в сборнике Ашукиных истолкованы такие фразеологические обороты, как Божиею милостью; вера без дел мертва есть; вложить персты в язвы; всякое даяние благо; горе тому, кто соблазнит единого из малых сих; довлеет дневи злоба его; еже  писах, писах; будьте мудры, как змии, и просты, как голуби; недостоин развязать ремень у сапог его; ныне отпущаеши; предоставь мертвым погребать своих мертвецов; своя своих не познаша; совлечь с себя ветхого человека (Адама); суббота для человека, а не человек для субботы; толцыте и отверзется; тяжелый крест; что делаешь, делай скорее. Конечно, некоторые из них на сегодняшний день устарели, некоторые находятся на периферии словоупотребления, однако при составлении словаря новозаветизмов их необходимо учитывать, так как они встречаются в художественной и публицистической прозе конца 19 - начала 20 веков и могут быть не поняты современными читателями. Задачи лексикографов должна стать также стилистическая маркировка этих выражений. В справочнике Ашукиных указано также множество оборотов, которые зафиксированы в дальнейшем не более чем в еще одном сборнике. Так фразеологизмы власть тьмы, тайна сия велика есть и тьма кромешная перекочевали затем в карманный сборник “Вечные истины”, который представляет собой мини-справочник, состоящий из двух частей (В первой автором собрано около двухсот наиболее известных крылатых выражений библейского происхождения “в надежде, что приведенные разъяснения помогут узнать их истинный смысл” [Вечные истины: 4]. Здесь после каждого оборота указывается книга, глава и стих в Библии, откуда заимствована цитата или образ, и дается значение выражения в скобках (или приводится сама цитата) с пояснением ситуации. Однако при внимательном прочтении становится видна непоследовательность в толковании фразеологизмов. Так, например, заблудшая овца объясняется как ‘человек, сбившийся с пути истинного’, т.е. в переносном смысле, а вот интересующее нас вышеупомянутое выражение тьма кромешная – почему-то в прямом: ‘символ ада'. Во второй части сборника приведены “русские пословицы и поговорки, сходные по смыслу с изречениями священного Писания” [Вечные истины: 5], в сопоставлении с аналогичными цитатами из Библии. Эти пословицы размещены по тематическим группам: “Труд и праздность”; “Слово и дело”; “Ум и глупость”; “Бог, вера, человек” и т.д.

Такие фразеологические обороты, как алчущие и жаждущие; блаженны миротворцы; вера горы передвигает (горами двигает); взыскующие града; имеющие уши слышать да слышит; неведомому Богу; тайное становится (стало) явным; что есть истина?; не вливают молодое вино в мехи старые; страха ради иудейска  кроме справочника Ашукиных зафиксированы также В.Вихлянцевым в его статье “Вера от слышания”. Хотя данную публикацию нельзя назвать словарем, она имеет большую ценность. Если издать её отдельно, получится мини-справочник наподобие “Вечных истин”, потому что структура её статей аналогична вышеупомянутым. Преимущество статьи Вихлянцева очевидно – охват библейской фразеологии значительно шире. Одних новозаветизмов упомянуто восемьдесят четыре. Кроме того, толкование оборотов ближе к традиционному, академическому. Хотя и здесь есть неточности. Так, выражение голубь мира здесь толкуется как производное от рассказа про голубя, в виде которого во время Крещения на Иисуса сошел Святой Дух. (Мф.3.16). Однако эта версия сомнительна; более того, и Ашукины, и Э.Вартаньян, и В.Г.Мельников (“Вечные истины”) связывают происхождение оборота с образом голубки, выпущенной Ноем из ковчега после Всемирного Потопа. (Быт.8.11). Удивляет и объяснение фразеологизма заблудшая овца: “так говорят о том, кто случайно оказался в чужой компании, или доме, или местности” [“Москва” Вихлянцев 1994: 11: 206]. Есть и ряд спорных случаев. Так, В.Вихлянцев не выделяет фразеологизма книга за семью печатями, а пишет просто:  за семью печатями, но этимологически  подразумевает именно книгу, о которой ведется речь в Апокалипсисе (5-8). Насколько это справедливо, сказать трудно. В других источниках нет единообразия. Оборот за семью печатями отмечен у Э.Вартаньяна [1960: 84] и в ФСРЯДШ, но в обоих случаях нет ссылок на Библию. А оборот книга за семью печатями зафиксирован в шести изданиях, причем в сборнике “Вечные истины”, справочнике Ашукиных и словаре Н.М.Матвеевой  “Библеизмы в русской словесности” происхождение фразеологизма связывается с фразой из Апокалипсиса, а в “академических” словарях (ФСРЯ, ШФС, СФС) ссылок на Библию нет, есть лишь помета книжн. (а в ШФС – сказ., книжн.).

Интересен также следующий факт. В Евангелии от Матфея (7.3-5) приведены такие слова Христа: “Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? … Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего”. В сборнике Ашукиных они цитируются как прообраз оборота сучок в глазу замечать, подкрепленный иллюстрациями из И.А.Гончарова и М.Горького. В.В.Вихлянцев ссылается на них как на источник выражения бревна в своем глазе не видит. Во “Фразеологическом словаре русского языка для школьников” отмечен фразеологизм бревно в глазу, при котором дается такая иллюстрация:  “Нам замечать неловко спицу вчуже,  / Когда у нас самих в глазу бревно” (Вяземский) [ФСРЯДШ 1997: 26], причем никакой этимологической справки не прилагается. Возникает вопрос, что перед нами: три разных фразеологических оборота или же обычные текстовые реминисценции одной идеи, не имеющие определенной формы в языке? Кроме того не ясно, какова же все-таки их этимология: библейская или фольклорная (всем известна русская пословица “В чужом глазу соринку видит, а в своем и бревна не замечает”). Вероятно, эти проблемы еще предстоит решить лингвистам.

И в заключение обзора публикации В.Вихлянцева стоит отметить, что, комментируя библейские фразеологизмы, автор приводит их часто в русском варианте, потому что, как сказано в предисловии к работе, он опирается на русский синодальный перевод Библии 1876 года, которым мы пользуемся теперь и который является источником многих устойчивых выражений. Таким образом, помимо оборотов алчущие и жаждущие, да минует меня чаша сия, взыскующие града и др. в статье приведены выражения гробы окрашенные (а не повапленные), отделять овец от козлов (а не козлищ), не бывает пророка в своем отечестве (вместо несть пророка) и т.д. Одной из заслуг В.Вихлянцева стала фиксация таких оборотов, как не сеют, не жнут; конец света; левая рука не знает, что делает правая и Распни Его! А вот выражение кто не с нами, тот против нас, восходящее к евангельскому “Кто не со Мною, тот против Меня” (Мф.12.30), “замечено” не только В.Вихлянцевым, но и В.Г.Мельниковым, который и внес оба, эти изречения в свой сборник “Вечные истины”.

На периферии фразеографии нами выявлено  еще несколько фразеологических оборотов, которые “попали” не более, чем в два  сборника. Так, выражения метать жребий об одеждах, во многоглаголании несть спасения и из Назарета может ли быть что доброе? Зафиксированы в справочнике “Крылатые слова” Н.С. и М.Г. Ашукиных и в словаре Н.М.Матвеевой “библеизмы в русской словесности”. А фразеологизм идти на Голгофу описан у Матвеевой и в ФСРЯДШ.

2.2. Поскольку мы заговорили о словарях, то необходимо отметить, что на представленность в них  тех или иных фразеологизмов важное влияние оказывает тип и задача словаря. Так, например, в словаре Н.М.Шанского, Е.А.Быстровой и Т.Аликулова “700 фразеологических оборотов русского языка. Для говорящих на узбекском языке” упоминается лишь один евангельский фразеологизм – строить на песке. Ограниченный объем словаря заполнен самыми употребительными, обиходными фразеологическими единицами идиоматического характера, имеющими эквиваленты в узбекском языке, и естественно, что крылатые выражения там неуместны. Поэтому там нет ссылок на источник (он неустановим), а единственное новозаветное выражение строить на песке своей образной природой понятно и близко узбекскому читателю без пояснений.

Название “Краткий фразеологический словарь русского языка” Е.А.Быстровой, А.П.Окуневой и Н.М.Шанского говорит само за себя. В кратком словаре объем фразеологии невелик – только наиболее употребительные обороты. Есть там и новозаветные выражения, но их мало. Это фразеологизмы альфа и омега; камня на камне не оставить; строить (построить) на песке; Фома неверный, зато словарь построен с учетом правил “академической” лексикографии, и эти выражения все имеют ссылки на источник (т.е. Новый Завет) и стилистические пометы: книжн., разг., недобр.

Словарь В.П.Фелицыной и Ю.Е.Прохорова “Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения” принадлежит к типу паремиологического словаря. В нем представлена избранная русская афористика, отобранная и интерпретированная с позиции лингвострановедения. У данного издания много достоинств, однако с точки зрения интересующей нас проблемы оно бесполезно: ни одного библейского выражения в данном словаре нет.

“Словарь-справочник по русской фразеологии” Р.И.Яранцева представляет собой особый тип словаря: тематико-ситуационный, поскольку здесь рассматриваются фразеологические единицы, объединенные в своеобразные тематические и тематико-ситуационные группировки по общей для них семантической (смысловой) доминанте. Однако этот словарь также краток, в нем содержится около 800 фразеологизмов. Из них только 2-3 имеют новозаветное происхождение. Это обороты альфа и омега, Христа ради (имеющий три значения) и спорный фразеологизм воротить /своротить горы (гору). У этих выражений в словаре есть стилистические пометы: книжн., прост., разг., и ни одно из них не имеет указания на то, что они связаны с библейскими текстами. (Что касается фразеологического оборота воротить / своротить горы (гору), то надо отметить, что его этимология спорна. Это выражение встречается в ФСРЯ без указания на библейский источник. Словарь Яранцева ориентирован в отборе словника, толкования и основного варианта на тот же ФСРЯ. Во ФСРЯДШ этот оборот также дан без этимологического комментария. И лишь В.Вихлянцев (см. выше) в своей статье связывает его с другим выражением вера горы передвигает , которое, как он считает, восходит к словам Христа: “…истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: “перейди отсюда туда” и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас” (Мф. 17.20; 21.21; Мк. 11.23) [Москва 1994: 11: 205]).

 Эти четыре вышеперечисленных словаря являются разновидностями учебных словарей, которые ставят перед собой определенные методические цели. Однако в отборе материала и в построении словарных статей они учитывают опыт “академической” лексикографии. В определенном смысле к этим изданиям можно присоединить и “Крылатые слова. Их происхождение и значение (Пособие для студентов педагогических вузов на английском языке)” Н.М.Эльяновой. Эта книга по характеру подачи материала ближе к научно-популярной литературе, однако по методическим целям близка к учебным словарям. В этом пособии расположены статьи отчасти на русском, отчасти на английском языках, изложенные в виде текстов-упражнений для чтения и перевода. В заголовке статьи всегда стоит английский и русский эквиваленты крылатого выражения. В тексте упражнения содержится рассказ об этимологии оборота. Таким образом, туда внесены и некоторые интернациональные новозаветизмы: альфа и омега (Alpha and Omega); беден, как Лазарь (As poor as Lazarus); блудный сын (a prodigal son); бросить первый камень (to cast the first stone); волк в овечьей шкуре (a wolf in sheep’s clothing); заклать жирного тельца (to kill the fatted calf); избиение младенцев (the massacre of the innocents); имя им легион (their name is legion); краеугольный камень (the corner-stone); кающаяся Магдалина (a repentant Magdalene); мерзость запустения (an abomination of desolation); метать бисер перед свиньями (to cast pearls before swine); поцелуй Иуды (Judas kiss); тридцать сребреников (thirty pieces of silver); умывать руки (to wash one’s hands); Фома неверный(неверующий); (a doubting Thomas); служить Богу и Маммоне (to serve God and Mammon). При этом стоит отметить, что выражения служить Богу и Маммоне и заклать жирного тельца  встретились нам только в этом пособии, что может свидетельствовать о том, что данные обороты свойственны в большей мере английскому, а не русскому языку.

В числе учебных словарей нельзя не упомянуть и ФСРЯДШ – “Фразеологический словарь русского языка для школьников”, составленный С.И.Карантировым. По своей структуре он больше похож на обычный справочник. В данном словаре принят порядок расположения фразеологизмов “согласно алфавитному списку определяющих их слов. Слова, которые определяют структуру оборота и его тип, выделены жирным шрифтом. Например: агнец божий; авгиевы конюшни” [ФСРЯДШ 1997: 4]. Каждая словарная статья содержит фразеологический оборот, его значение и “пример его употребления в литературе, который помогает лучше понять случаи его употребления” [ФСРЯДШ 1997:4]. Если оборот допускает несколько толкований, то каждое следующее начинается с абзаца и отделено от предыдущего знаком “–”. Многие устойчивые сочетания, имеющие вполне определенное историческое происхождение, снабжены краткой исторической справкой об их этимологии или первоначальном значении. Главные достоинства словаря – карманный формат и большой объем фразеологических единиц (более 2000), многие из которых относятся к разговорному и просторечному слою лексики и активно употребляются современными людьми. В словарь включены и библеизмы, причем их не так мало. Одних новозаветизмов – около сорока. Конечно, это наиболее употребительные обороты типа волк в овечьей шкуре, соль земли, умывать руки, глас вопиющего в пустыне, вавилонская блудница, хлеб насущный, терновый венец, отделять злаки от плевел, краеугольный камень, не от мира сего, не хлебом единым жив человек и т.д. При этом этимологическая справка, ссылка на источник, может присутствовать или отсутствовать. Так, выражения заблудшая овца, от лукавого, краеугольный камень, не от мира сего, на злобу дня, во главу угла, не хлебом единым жив человек и некоторые другие не имеют ссылки на Библию. Фразеологизм меньшие братья толкуется как ‘животные’ и этимологически возводится к известным есенинским строкам. Изначальная, библейская этимология (как, впрочем, и первое значение – 'люди невысокого общественного положения’) игнорируется. Надо отметить, что определение, даваемые некоторым фразеологическим единицам в словаре, мягко говоря, своеобразно. По-видимому, автор сочинял их сам. Среди новозаветных оборотов в этом смысле примечателен зарыть талант в землю, который объясняется так ‘совершенно напрасно растратить свои силы и способности на что-то несущественное’.

Отдельные выражения имеют непривычную форму. Так, в ФСРЯДШ отмечен фразеологизм камень на камени не останется (вместо привычного камня на камне не оставить (не остаться)). Также в словаре есть оборот от альфы до омеги, менее употребительный, чем его этимологический “родственник” альфа и омега. В целом недостатком словаря является отсутствие стилистических и каких-либо иных помет, однако как карманный толковый справочник он будет полезен всем интересующимся современным литературным языком

К учебным словарям относится также  “Школьный фразеологический словарь”  В.П.Жукова (ШФС).

2.3.  “Фразеологический словарь русского языка” под редакцией А.И.Молоткова (ФСРЯ) представляет собой научный словарь. Включающий в себя свыше 4000 фразеологизмов русского языка, различные формы их употребления, синонимы и антонимы, а в некоторых случаях – сведения об их происхождении. При этом ФСРЯ, как и ШФС, яркий пример того, как на представленность фразеологизмов в словаре влияет авторская установка составителей. А.И.Молотков придерживается второго направления во взглядах на сущность фразеологизма. Следствием этого стало резкое ограничение оборотов новозаветного происхождения, вошедших в словарь: автоматически исключаются фразеологизмы, являющиеся по степени семантической слитности фразеологическими выражениями. Подобная же ситуация характерна и для ШФС. Хотя его автор не разделяет точку зрения А.И.Молоткова, однако он является сторонником “узкого” подхода к фразеологии, поэтому многие обороты в этом словаре не учтены. Кроме того, ШФС – учебный словарь, и его объем, следовательно, невелик. Но так или иначе, и в ФСРЯ, и в ШФС зафиксированы такие обороты, как краеугольный камень; заблудшая овца*; хлеб насущный; петь Лазаря*; глас вопиющего в пустыне*; камня на камне не оставить*; облекать в плоть и кровь; умывать руки; соль земли*; не от мира сего; книга за семью печатями; зарыть талант (в землю); волк в овечьей шкуре; бросить (бросать) камень (в кого-то)*; альфа и омега.

В отличие от ФСРЯ, в ШФС указаны и такие фразеологизмы; иудин поцелуй, иудино лобзание; вливать новое вино в мехи старые, причем без каких-либо ссылок на источник. В ФСРЯ объем новозаветной фразеологии, естественно, больше. В частности, там указаны и такие обороты, как благую часть избрать*, Вавилонская блудница*, вносить свою лепту*; ставить во главу угла; гроб повапленный*; избиение младенцев*; имя им (нам) легион; камень преткновения*; камни вопиют; мерзость запустения*; метать бисер перед свиньями; не взирая на лица; нести крест; от лукавого*; строить на песке; смертный грех; дурен (страшен), как смертный грех; Фома неверующий*; Христа ради; просить (собирать) Христа ради; с миром*; и иже с ним (с ними) .

При перечислении новозаветизмов, зафиксированных в словарях А.И.Молоткова и В.П.Жукова   знаком  “*”  мы пометили те из них, которые в ФСРЯ имеют ссылку на Библию. Этот простой пример позволяет заметить, что данный вид информации о фразеологизмах в словаре отражен непоследовательно. Гораздо более вероятно найти в словаре под редакцией А.Молоткова сведения о стилистической принадлежности того или иного оборота, об отнесенности к пассивному запасу лексики. Так, помету книжн. имеют семь выражений; разг. – два; прост. – один (Христа ради ); устар. – три; ирон. – один (избиение младенцев). Такая же картина наблюдается и в ШФС: ссылку на Библию там имеют лишь обороты петь Лазаря, заблудшая овца, глас вопиющего в пустыне, камня на камне не оставить, умыть руки, соль земли, зарыть талант. Такой фразеологизм, как хлеб насущный  пояснен фразой – “из молитвы” [Жуков 1989 : 406]. Несколько фразеологизмов имеют помету книжн. (альфа и омега, книга за семью печатями и др.) выражение краеугольный камень имеет помету высок.

Гораздо лучше в отношении стилистической и иной маркировки обстоит дело с фразеологизмами в “Словаре фразеологических синонимов” (СФС) В.П.Жукова, М.И.Сидоренко и В.Т. Шклярова. Этот словарь как никакой другой имеет все основания считаться научным словарем: внимательное отношение авторов к исходной форме фразеологизмов, входящих в синонимический ряд, строгая структура статей, краткие и ёмкие определения, богатая система помет и убедительные иллюстрации, удобный указатель в конце словаря делают  СФС незаменимым в работе филолога. Специфичность словаря сужает область его применения в обыденной жизни, но это не недостаток, потому что каждое издание должно служить своим целям и в своем кругу. Применительно к нашей теме СФС является доказательством того, что библейские выражения как элементы фразеологической системы русского языка вступают в системные (в данном случае синонимические) отношения с другими членами системы.

В СФС зарегистрировано 17 новозаветных фразеологизмов: альфа и омега чего, в чем; краеугольный камень чего, в чём; беден как Ир (Иов, Лазарь); бросать (пускать) камень (камнем) в кого; вавилонская блудница; вносить <свою> лепту во что; во главу угла; волк в овечьей шкуре; камня на камне не оставить от чего; книга за семью печатями; Лазаря петь<кому>; ни на <одну> йоту>; питаться <диким> <медом и> акридами; плоть и кровь (2 значения); просить (собирать) Христа ради; служить двум господам; яко (как) тать в нощи (2 значения). Малое количество библеизмов во всём словаре вызвано объективными причинами, в частности,  тем, что не все библейские выражения имеют фразеологические синонимы. Но зато все упомянутые обороты имеют ту или иную маркировку: с пометой книжн. - 7  выражений; разг. - 5; устар. - 5; неодобр. - 3 фразеологизма. Обороты питаться <диким><медом и> акридами; камня на камне не оставить от чего; вносить <свою> лепту признаются нейтральными по всем показателям.

Ссылок на происхождение тех или иных оборотов в словаре нет, ибо это словарь  специальный, и он преследует несколько иные цели, чем раскрытие этимологии  выражений.

 

Словарь Н.П.Матвеевой “Библеизмы в русской словесности” как опыт лексикографического описания  библейской фразеологии

 

 Специализация словаря может быть разной. Наиболее близко к теме нашей работы относится словарь Н.П.Матвеевой “Библеизмы в русской словесности”. Это тоже научный словарь, специфика которого состоит в тематическом отборе освещаемого материала. В него внесены так называемые библеизмы. До настоящего времени в лингвистике нет чёткого определения библеизма. В словаре О.С.Ахмановой предложено  такое: “Библейское слово или выражение, вошедшее в общий язык” т.е. библеизмами слова и выражения признаются только по формальным признакам. Н.П.Матвеева понимает данный термин очень расширительно, т.к. в её словаре упоминается огромное количество языковых фактов, обозначающих понятие, прямо или косвенно связанные не только с Библией, но и в целом с христианством. Таким образом в заголовках словарных статей оказываются не только фразеологизмы типа злоба дня; служить мамоне; внести свою лепту; много званых, да мало избранных и т.д. но и слова Азаел (Азазел, Азазель, Азазелло); акриды; апостол; Андрей (Святой Андрей, Андрей Первозванный), напрямую связанные с Библией, а кроме того, такие названия культурных феноменов, как Андреевская звезда, Андреевская лента, Андреевский орден, Лазарева суббота и т.д.

Естественно, что все эти языковые факты не могут быть рассмотрены как фразеологизмы по причинам, изложенным нами в гл. Ι.6. Но даже выборка собственно новозаветной фразеологии дает результаты. В словаре Н.П.Матвеевой удельный вес новозаветизмов, естественно, очень велик. Кроме традиционного “ядра” библейской фразеологии. Которое содержится и в других академических словарях, здесь истолкованы и такие обороты, как камень вместо хлеба; кому мало прощается, тот мало любит; какою мерою мерите, такою же отмерится и вам ; на земли мир, во человецех благоволение; идти на крест (крестную муку); последний лепт; отойди от меня, сатана; овому талант; овому два; знать что-либо как “Отче наш”; дерево познается по плоду; любите врагов ваших; апокалипсическое число; трубы архангела; вы говорите (ты говоришь); с горчичное зерно; звериное число; Иуда-предатель!; наобум Лазаря (последний оборот, правда, не  поясняется, почему его связывают с именем Лазаря).

      Словарь построен по правилам “академической” фразеологии. В заглавиях статей, расположенных в алфавитном порядке, стоят слова или выражения, так или иначе связанные с Библией, указаны их грамматические формы или варианты. Затем дается толкование, стилистическая помета и цитаты художественных произведений, иллюстрирующие употребление этих оборотов в речи. Далее под знаком “∞” приводится этимологическая справка с указанием места в Библии, послужившего основой для возникновения фразеологизма. Толкование фразеологических оборотов также традиционно, многие определения позаимствованы из ФСРЯ (вместе со стилистическими пометами). В тех случаях, когда выражение не истолковывалось ранее в академических  словаря, автор дает определения с учётом новых значений. Так, например, в статье “Братья наши меньшие (младшие); меньшая братия; меньшая собрать; меньший брат)” приводится такое толкование: “1) Люди, занимающие невысокое общественное положение, нуждающиеся в защите и помощи; 2) Звери, животные вообще, за которых люди в ответе” [Русская словесность 1994 : 1 : 62].

Этимологические справки в словарных статьях часто довольно развернуты, так что читателю словаря для общего представления о той или иной проблеме не нужно будет даже обращаться к первоисточнику – Библии, так как Н.М.Матвеева прилагает подробный пересказ библейских сюжетов.

В целом можно сказать, что Н.М.Матвеева дала достойный образец для подражания в описании библеизмов. Однако многие действительно заслуживающие внимание крылатые выражения из Нового Завета остались неучтенными. Это и те обороты, которые мы упоминали как единожды отмеченные в сборнике Ашукиных или у В.Вихлянцева. Это и такие  известные фразеологизмы, как во главу угла, глас вопиющего в пустыне, не вливают молодое вино в мехи старые, плоть и кровь; строить на песке; тайное становится явным; умывать руки; Фома неверный (неверующий); ни на йоту, смертный грех; не хлебом единым жив человек; яко тать в нощи; да минует меня чаша сия; ищите и обрящете; не иметь где (негде) главу преклонить и т.д.

Не всегда исходная форма оборота, заявленного Н.М.Матвеевой выглядит убедительно. Наиболее спорной нам кажется такая формула: “Бросать (кидать, швырять, пускать) камнем (грязью) в кого-либо; бросить (кинуть, швырнуть, пустить) камнем (грязью) в кого-либо” [Матвеева 1994 : 1 : 62-63]. Ведь бросить камень и бросать грязью при сходном значении имеют разную внутреннюю форму, а не варианты. Кстати, в СФС эти обороты как раз и являются членами одного синонимического (а не вариантного) ряда [СФС 1987: 95-96].

Проблема исходной формы многих оборотов, по-прежнему остается актуальной. Иудин поцелуй или поцелуй Иуды; строить на песке или строить дом на песке; умыть руки или умывать руки; метать бисер перед свиньями или не метать бисер перед свиньями; во главу угла или ставить во главу угла; в плоть и кровь или облечь в плоть и кровь или войти в плоть и кровь?

Видимо, окончательные выводы ещё предстоит сделать.

Можно также отметить, что у исследователей нет единого взгляда на однословные реминисценции, происходящие из Библии. Лазарь, Ирод, Иуда, Пилат, фарисейство, Голгофа  и т.п. встречаются и у М.Булатова, и у Э.Вартаньяна, и у В.Вихлянцева, и у Н.Матвеевой. Остается надеяться, что в дальнейшем лексикографы будут более скрупулезно подходить к отбору материала при составлении словаря библейской фразеологии.

Повторим, что, на наш взгляд, с учетом вышеперечисленных   замечаний при составлении словаря стоит в наибольшей степени опираться на опыт  Н. М. Матвеевой. Современному же русскому человеку  подчас приходится для наведения справок о непонятных выражениях из Библии довольствоваться тем,  что есть “под рукой”. А поскольку под рукой у рядового носителя языка часто не оказывается подходящего справочника, то приходится в процессе речи действовать на свой страх и риск, в меру своих знаний. Каков результат таких усилий в последние годы – рассмотрим в следующей главе.