Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

г) Пределы варьирования морфемы. Омосемия, полисемия и омонимия морфем

§ 166. В предшествующем изложении мы не раз сталкивались с фактами варьирования морфем. Чем же обеспечивается единство морфемы при наличии расхождений между ее вариантами?

Рассмотрим этот вопрос сперва применительно к экспонентному варьированию. Некоторые лингвисты считают, что единство морфемы создается только единством ее функции, что при тождестве значения экспонентов характер самих этих экспонентов безразличен. При таком подходе вариантами одной и той же морфемы оказываются, например, в английском языке в прошедшем времени общего вида (Past Indefinite) суффикс -ed в worked 'работал' и операция чередования в wrote 'писал' (ср. наст. вр. write). Другие авторы (в частности, большинство отечественных языковедов) полагают, что о вариантах одной и той же морфемы можно говорить лишь там, где кроме единства функ­ции (тождества значения) есть и определенные формальные связи между различающимися экспонентами: принадлежность к одному типу, тождество позиционной характеристики, закономерные чередования фонем. Если же при общности функции формальные связи отсутствуют, нужно говорить не о вариантах одной морфемы, а об омосемии 1 (равнозначности) разных морфем.

Омосемичными морфемами как раз и являются упомянутые сейчас суффикс -ed и операция чередования в английских формах прошедшего времени; омосемичными являются и функционально тождественные морфемы, принадлежащие к одному типу, если они не связаны чередованиями. Примером такой омосемии могут служить в русском языке суффиксы страдательного причастия -/n/- (дан) и -/t/- (взят), или окончания 1-го л. ед. ч. -/u/ (сижу) и -/т/ (ем), или тв. п. -/om/ (столом), -/ju/ (костью) и -/oj/ (горой, слугой). Омосемия флексии вообще типична для параллельных конъюгационных и деклинационных разрядов (см. § 146,2).

§ 167. При содержательном варьировании единство морфемы создается единством экспонента. Границы содержательного варьирования, т.е. полисемии морфемы, определяются на основании довольно зыбкого критерия смысловой связи между зна­чениями, опирающегося на языковое чутье и не поддающегося формализации (ср. § 118). Между двумя значениями глагольного префикса над- (§ 151) «чувствуется» момент связи: и в том, и в другом действие глагола оказывается ограниченным в пространстве областью, представляемой как «верх» предмета (в прямом или переносном смысле), что перекликается с пространственным значением предлога над и именного префикса над-(ср. надкостный). Там же, где смысловой связи между значениями нет, следует говорить об омонимии морфем.

Примеры морфем-омонимов: суффикс -к- с уменьшительно-ласкательным значением (головка, ягодка, ручка); суффикс -к- со значением женского пола (соседка, односельчанка, лентяйка) и суффикс -к- с общим значением 'носитель признака' (невидимка, кожанка, двустволка, неотложка, также заколка, стружка, выскочка и др.).

 

Формально все три суффикса-омонима совпадают (ср. появление у всех беглого гласного в род. п. мн. ч.), но резкое различие значений не позволяет объединять их в качестве вариантов одной единицы. Омонимичные префиксы: с-/со- в значении 'сверху вниз', 'прочь' (спрыгнуть, сойти, сбрить) и с-/со- в значении соединения, движения к одной точке (скрепить, созвать, сжимать).

Иногда использование омонимичных аффиксов создает слова-омонимы: ср. комсомолка 'девушка    член ВЛКСМ' и Комсомолка     газета «Комсомольская правда».

д) Рааличия между морфемами по валентности

§ 168. Важным аспектом синтагматических отношений между языковыми элементами (§ 33,2) является так называемая валентность, т. е. способность языкового элемента соединяться с другими элементами того же уровня. Применительно к морфемам речь идет о способности сочетаться с определенными другими морфемами.

Громадное большинство морфем во всех языках относится к числу мультивалентных

(многовалентных). Они встречаются в значительном (некоторые грамматические

морфемы в неограниченном) количестве сочетаний с другими морфемами. Примером

может служить окончание 1-го л. ед. ч. -/u/ в русском языке, обслуживающее все глаголы

(кроме четырех            ем,  дам,  создам,  надоем      и  их  приставочных  производных).

Используемое в той же функции окончание -/т/ характеризуется очень ограниченной валентностью. Мультивалентным морфемам противоположны унивалентные (одновалентные), например корень /buzыn'/- в слове буженина: он известен в современном языке только в сочетании с суффиксом -ин-, повторяющимся в других названиях мяса (телятина и т. д.)1. Унивалентные корни находим также в словах брусника, малина. Примеры унивалентных суффиксов: -их- в жених, -/ad'j/- в попадья, -/: arus/- в стеклярус (унивалентность наблюдается здесь только на «левой» границе, «справа» же присоединяются различные падежные окончания).

В английском и немецком языках унивалентные корни встречаются в некоторых словах, возникших как сложные, например в названиях ряда дней недели. Так, в англ. Tuesday /tj:uщzdI/ 'вторник' унивалентный корень tues- (первоначально имя одного из древнегерманских языческих богов с аффиксом род. п.) + мультивалентный корень dау-'день'.