Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

5. МОТИВИРОВКА СЛОВА

§   119.   Составной частью  внутреннего  содержания  многих  слов является так

называемая   мотивировка       заключенное   в    слове   и    осознаваемое    говорящими

«обоснование» звукового облика этого слова, т. е. его экспонента, указание на мотив, обусловивший выражение данного значения именно данным сочетанием звуков, как бы ответ на вопрос «Почему это так названо?». Например, в русском языке известная птица называется кукушкой потому, что кричит (приблизительно) «ку-ку!», а столяр называется столяром потому, что (в числе прочей мебели) делает столы. О таких словах мы скажем, что они «мотивированы в современном языке», или имеют в нем «(живую) мотивировку». В противоположность этому орел, слесарь и множество других слов русского языка (земля, вода, хлеб, белый, нести, очень, два, ты и т. д.) принадлежат к немотивированным, т. е. не имеют живой (= ясной для носителей языка) мотивировки: факты современного языка не дают никакого основания для ответа на вопрос, почему птица орел называется орлом, слесарь      слесарем и т. д.

Каждый предмет, каждое явление действительности имеет множество признаков. Кукушка не только кричит «ку-ку!», но имеет определенную окраску перьев, форму головы, клюва, определенные повадки. Но включить в название птицы указание на все эти признаки невозможно, да и не к чему. Достаточно указать какой-то один признак, и слово, построенное на его основе, закрепившись за предметом, будет вызывать в сознании представление о предмете «в его тотальности», в целом. В данном случае мотивирующим признаком, т. е. объективной основой наименования, послужил характерный крик, издаваемый птицей.

Есть  немало  примеров  использования  разных  мотивирующих  признаков  при обозначении одних и тех же предметов и явлений действительности. Так, портной в

 

одних случаях обозначен как 'режущий' ('кроящий'), например во фр. tailleur (от tailler 'резать, кроить'), в нем. Schneider (от schneiden 'резать'), в других как 'шьющий', например в болг. шив°ч, сербскохорв. шивач, ш°вац 1. Растение одуванчик в некоторых русских говорах называется пухлянкой, в других летучкой, в третьих молочником (сок его стеблей по цвету напоминает молоко).

Иногда название строится на сочетании двух мотивирующих признаков. Таковы, например, английское название цветка колокольчика blue-bell букв. 'синий колокол* (признаки цвета и формы) и немецкое название подснежника Schneeglockchen букв. 'снежный колокольчик'.

§ 120. Мотивировка, опирающаяся на реальный мотивирующий признак, может быть названа реальной (ср. приведенные примеры). В иных случаях встречается фантастическая мотивировка, отражающая мифические представления, поэтические вымыслы и легенды. Так, в ряде языков названия дней недели связаны с именами богов языческой мифологии. Ср. англ. Sunday (и нем. Sonntag) 'воскресенье', букв. 'день (бога) солнца', нем. Donnerstag 'четверг', букв. 'день (бога) грома'. Наконец, есть примеры чисто формальной мотивировки; ясно, от какого слова образовано данное слово, но непонятно, почему. Ср. такие названия, производные от имен собственных, как антоновка (яблоко), анютины глазки.

§ 121. Разными могут быть и способы языкового выражения мотивирующего признака. «Звуковая материя» языка создает возможность «изобразительной мотивированности», позволяя в той или иной мере имитировать характерное звучание предмета. Так возникают звукоподражательные слова вроде приведенного выше кукушка или пинг-понг, мяукать, мычать, каркать, кудахтать, бренчать, хихикать и т. д. В этих словах, точнее, в их корнях передача природного звучания носит, конечно, довольно приблизительный характер, что легко обнаруживается при сравнении звуко­подражательных слов в разных языках. Ср., например, глагол, соответствующий русск. храпеть (во сне): лат. stertere, англ. snore, нем. schnarchen, фр. ronfler, венг. horkolni, эстон. norskama, или имитацию собачьего лая в русском (гав-гав!) и в английском (bow-wow) языках.

Значительно чаще, чем «изобразительная», встречается «описательная мотивированность», т. е. «описание» мотивирующего признака с помощью обычного (незвукоподражательного) слова. Это можно наблюдать 1) при употреблении слова в переносном значении, 2) в производных и сложных словах. Переносное значение мотивировано сосуществующим с ним прямым (переносное «второй степени» переносным «первой степени» и т. д.), как в словах окно, зеленый и др. (§110 и след.). Производные и сложные слова мотивированы связью с теми, от которых они образованы. Это видно в приведенных выше столяр, одуванчик, диалектных пухлянка, летучка, молочник, в сложных существительных рыболов, пылесос, Белгород, в производных глаголах учительствовать, белить, в сложных числительных восемьдесят, пятьсот и т.д.

            ' Русск. портной не имеет мотивировки в современном языке (см._ниже §_ 173).       

«Описательная мотивированность» относительна, ограничена: в конечном счете она всегда опирается на немотивированное слово. Так, столяр или столовая мотивированы, но стол нет. И так во всех случаях: все незвукоподражательные слова, непроизводные с точки зрения современного языка, употребленные в своих прямых значениях, являются немотивированными.

§ 122. Мотивировку слова, даже в тех случаях, когда она совершенно ясна и «прозрачна», следует строго отличать т концептуального значения. Мотивировка есть как бы способ изображения данного значения в слове, более или менее наглядный «образ»

 

этого значения, можно сказать—сохраняющийся в слове отпечаток того движения мысли, которое имело место в момент возникновения слова. В мотивировке раскрывается подход мысли человека к данному явлению, каким он был при самом создании слова, и потому мотивировку иногда называют «внутренней формой слова», рассматривая ее как звено, через которое содержание (= значение) слова связывается с его внешней формой — морфологической структурой и звучанием.

Отличие мотивировки от значения ясно видно в тех случаях, когда одно и то же значение мотивировано в разных языках или в словах-синонимах одного языка по-разному, как в ряде приведенных выше примеров. Вместе с тем нередко слова с разными значениями имеют одинаковую или очень сходную мотивировку. Например, белок, беляк (заяц), бельё, бельмо, белка, белуга мотивированы одним и тем же признаком белого цвета; русск. ценный и сербскохорв. ценан мотивированы связью с ценой (сербскохорв. цена), но значения у этих прилагательных почти противоположные—русское значит 'имеющий большую цену', а сербскохорватское—'дешевый, доступный по цене'. Отмечено, что значение, которое слово могло бы иметь в соответствии со своей мотивировкой и словообразовательной структурой, почти всегда шире того, которое оно фактически имеет в языке. Так, слов') молочник могло бы в принципе обозначать любой предмет, имеющий то или иное отношение к молоку или к чему-то, похожему на молоко, фактически же это слово в литературном русском языке закрепилось только в значениях 'небольшой сосуд для молока' и торговец молоком' (словари соответственно выделяют два омонима); в некоторых говорях имеется еще молочник 'одуванчик'; однако, например, бидон для молока, молокозавод, разные блюда, приготовленные на молоке, молочный буфет, грудного ребенка. Млечный путь и многое другое, что могло бы называться молочником, так не называют и никогда не называли.

Мотивировка слова бывает связана с его эмоциональными коннотациями. Это проявляется в сознательном отталкивании от слов с «неприятной» мотивировкой. Так были изгнаны из употребления прислуги и жалованье, заменившись соответственно домашней работницей и заработной платой.

§ 123. В процессе функционирования слова мотивировка имеет тенденцию забываться, утрачиваться. В результате мотивированное слово постепенно переходит в разряд немотивированных. Конкретные причины утраты мотивировки разнообразны.

В одних случаях выходит из употребления то слово, от которого произведено данное слово, либо утрачивается прямое значение. Так, в русском языке перестали употреблять слово коло 'круг, колесо' (оно было вытеснено расширенными, суффиксальными формами того же слова, давшими современное колесо), в результате немотивированными стали кольцо (первоначально уменьшительное образование от коло, т. е. 'кружок, колесико', ср. сельцо, словцо, письмецо и т. п.) и предлог около (собственно 'вокруг'). В украинском языке глагол лаяти сохранил только значение 'ругать', которое возникло как переносное, а теперь является немотивированным.

В других случаях предмет, обозначенный словом, изменяясь в процессе исторического развития, теряет признак, по которому был назван. Так, современные города не огораживают стенами, и хотя глагол городить существует и по сей день в русском языке, связь между этим глаголом и существительным город уже перестала осознаваться боль­шинством носителей языка. Равным образом теперь стреляют, не используя стрел, а современный мешок не имеет ничего общего с мехом, хотя по происхождению это уменьшительное образование от мех (ср. смешок, грешок и др.), в слове чернила связь с черный еще достаточно очевидна, но мы о ней никогда не вспоминаем, так как признак черного цвета перестал быть характерным для чернил. Показательно, что в сочетаниях типа красные чернила нормально не ощущается катахреза — употребление, противоречащее буквальному значению слова.

 

Иногда слова, связанные по происхождению, сильно расходятся по своей звуковой форме — объединению их в сознании говорящих мешает непривычность наблюдаемого в них чередования. Ср. оскомина и щемить, коса (волосы) и чесать, жердь и городить', исторические чередования /sk/ Ґ /sc/ и тем более /k/ Ґ /c/ и /g/ Ґ /z/ встречаются в русском языке регулярно, но, как правило, не в начале корня.

Существуют и другие конкретные причины, способствующие утрате мотивировки в тех или иных случаях. Однако важно подчеркнуть, что кроме всех конкретных, частных причин есть и общая предпосылка, делающая возможной утрату мотивировки слова. Это — избыточность, даже ненужность мотивировки с того момента, когда слово становится привычным. Мотивировка необходима в момент рождения слова (или в момент рождения переносного значения): без мотивировки слово (или переносное значение), собственно, не может и возникнуть. Но раз возникнув, новое слово (или новое значение слова) начинает «жить своей жизнью»: повторяясь вновь и вновь в речевых актах, оно становится более или менее общеизвестным в данном коллективе, запоминается, к нему привыкают, на нем, на его структуре перестают останавливаться мыслью. Мотивировка как бы «уходит в тень», почему и становятся возможными красные чернила, розовое бельё и т. д. Мы вспоминаем о мотивировке лишь в каких-то специальных, редких случаях. В подобном «замороженном состоянии» она может сохраняться долго, но достаточно небольшого изменения в значении производящего слова, и она забывается совсем. Показательно, что самые простые и самые важные слова языка принадлежат к немотивированным.

Естественно, что мотивировка утрачивается при заимствовании слов из другого языка (кроме случаев, когда заимствуется и слово, мотивирующее данное). Так, на почве древнегреческого языка слово atomos 'мельчайшая частица вещества' было мотивировано (отрицательный префикс а- + корень глагола temno 'режу', т, е. 'неразрезаемое, неделимое'); в русском и других языках, заимствовавших слово атом, оно с самого начала не имеет мотивировки. Русск. студент восходит прямо к лат. studens (род. п. studentis) — причастию действительного залога от глагола studeo 'стараюсь, усердно занимаюсь, изучаю', а восходящее к тому же латинскому глаголу русск. штудировать было заимствовано через немецкое посредство (откуда /sа/); то, что /s/ и /s/ в начальной позиции не чередуются, затрудняет объединение слов студент и штудировать в сознании носителей русского языка. Иное дело в немецком, где Student и studieren связаны и по звучанию (оба произносятся с /sа/), или. например, в английском с его student и study 'изучать, исследовать' и 'изучение, исследование'. Однако слово революционер, хотя и является в русском языке заимствованным, вполне четко мотивировано связью с тоже заимствованным, но прочно вошедшим в язык словом революция.

§ 124. В громадном большинстве случаев слова с утраченной мотивировкой так же хорошо выполняют свои функции в языке, как и слова с «живой» мотивировкой. Немотивированное слесарь (заимствованное из немецкого, где соответствующее слово звучит Schlosser и мотивировано связью с Schloss 'замок') и немотивированное суббота (восходящее через греческое посредство к др.-евр. sabbath, связанному с глаголом, значившим 'кончать работу, отдыхать, праздновать') так же хорошо служат обозначением соответствующих понятий, как и мотивированные столяр или пятница.

Однако встречаются случаи, когда слово, не имеющее мотивировки, оказывается не совсем удобным средством общения. Это бывает со словами редкими, непривычными, которые порой даже трудно запомнить, если не связать их в сознании с каким-то знакомым словом, т. е. если не подыскать им подходящую мотивировку. Конечно, подобное р с и-мысливание мотивировки осуществляется на базе звуковых и смысловых ассоциаций, независимо от подлинных генетических связей данного слова; Так, слово колика, колики 'резкие боли в разных частях тела, преимущественно (а раньше — исключительно) в животе' происходит от греч. kolon 'кишка', но в сознании современных

 

носителей русского языка связывается с глаголом колоть и воспринимается как 'колющие боли'. В этом случае примысливание мотивировки не отразилось на внешней форме слова. В других случаях оно ведет к искажению звучания. Так, не имеющие в русском языке мотивировки заимствованные слова пиджак, тротуар, бульвар превращались в речи необразованных людей в спинжак (в отличие от русской рубахи одевается не через голову, а «со спины»), плитуар (выложен каменными плитами), гульвар (где гуляют). Порой искаженная форма входит в литературный язык: в результате искажения слова ординарный 'обыкновенный, простой' (ср. экстраординарный 'из ряда вон выходящий') в русском языке появилось одинарный 'не двойной, состоящий из одной части' (причем произошло и некоторое сужение концептуального значения).

Иногда наблюдаются случаи переосмысления первоначальной мотивировки даже вполне употребительных слов, что бывает связано с изменением значения их производящих. Так, оказалась «сдвинутой» мотивировка слова понедельник: сначала 'день, идущий после (по-) воскресенья' (от др.-русск. недаля 'воскресенье' — значение, сохраненное другими славянскими языками), а затем — 'день, идущий после (предшествующей) недели'.

§ 125. Выяснением забытых, утраченных мотивировок и, таким образом, исследованием происхождения соответствующих слов занимается специальная отрасль лексикологии, а именно: этимология. Этимологией называют также и каждую гипотезу о происхождении и первоначальной мотивировке того или иного слова (в этом смысле термин этимология употребляют и во множественном числе). Наконец, этимология — это само происхождение слова и его (первоначальная) мотивировка (ср.: «Этимология такого-то слова не может считаться выясненной»). Забвение мотивировки называют деэтимологизацией (утратой этимологических связей). Примысливание же и переосмысление мотивировки получило название народной (или ложной) этимологии.

Последние термины противопоставляют Примысливание мотивировки в процессе практического использования слова, переосмысление ее рядовыми носителями языка на базе употребляемых в данную эпоху, хорошо известных слов и морфем — «подлинной», «научной» этимологии, опирающейся на специальное исследование с привлечением фактов прошлых эпох и других языков, с учетом закономерных звуковых соответствий н т. д. Хотя термин «народная этимология» условен, он широко употребителен, и отказываться от него вряд ли целесообразно. Термин же «ложная этимология» неудачен; он привносит осуждающую оценку, здесь неуместную.