Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

4. ОМОНИМИЯ СЛОВ

§ 115. От полисемии слова следует отличать омонимию слов, т. е. тождество звучания двух или нескольких разных слов. Эти разные, но одинаково звучащие слова называют омонимами й.

Типовым примером омонимов могут служить в русском языке слова бор 'хвойный лес', бор 'стальное сверло, употребляемое в зубоврачебном деле' и бор 'химический элемент'. Рассматривая в предыдущем разделе полисемию, мы видели, что между значениями многозначного слова существуют более или менее ясные смысловые связи, которые и позволяют говорить об этих значениях как о значениях одного слова, говорить об одном слове и его семантических вариантах. Совсем другое дело омонимия. Между хвойным лесом, инструментом зубного врача и химическим элементом нет абсолютно ничего общего. Никакая, даже самая тонкая «ниточка смысла» не протягивается от одного значения к другому, не объединяет их. Три разных «бора» не связаны ничем, кроме звукового тождества. Поэтому мы не можем признать их тремя вариантами одного слова, а должны говорить о трех совершенно разных словах, случайно совпадающих по звучанию.

Встречаются в языке и омонимы несколько другого типа. Глагол течь и имя существительное течь, бесспорно, связаны по значению (и по происхождению: по-видимому, существительное произведено от глагола). Во всяком случае, звуковое тождество не является здесь совершенно случайным, оно в какой-то мере отражает смысловую связь. Но можно ли признать одним и тем же словом (вариантами одного слова) глагол и существительное? Думается, что нельзя. Следовательно, мы и здесь должны говорить о разных словах правда, связанных помимо звукового тождества смысловой связью (и общностью происхождения), но все-таки разных.

Омонимия обычно не мешает пониманию, поскольку омонимы как и разные

значения  многозначного  слова          разграничиваются для слушающего  контекстом  и

ситуацией. Неудобными бывают (и потому сознательно избегаются) лишь такие омонимы, которые могли бы оказаться употребленными в одинаковых или сходных контекстах. Отметим еще, что, выявляя и дифференцируя омонимы, контекст, разумеется, никогда не «создает» их, не может служить причиной их возникновения (ср. § 114).

Когда говорят об омонимах, их для удобства обычно нумеруют: бop1, бор2, бор3; течь1, течь2 и т. п.

1. Бop1, бор2 и бор3, признаны омонимами ввиду отсутствия какой бы то ни было связи между их лексическими значениями. Такую омонимию естественно назвать «чисто лексической». Ср. еще примеры: топить1 'поддерживать огонь' (в печи), 'обогревать' (комнату), 'нагревая, расплавлять' 1 и топить2 'заставлять тонуть'; кормовой1 'служащий кормом' и кормовой2 'находящийся на корме корабля, лодки'; англ. match /mQts/ 1 'спичка' и match /mQts /2 'состязание, матч'; фр. louer /lu : e/1 'отдавать (или брать) внаем, напрокат' и louer /lu : e/2 'хвалить'.

2.         Течь1 и течь2 признаны омонимами, так как это разные части речи. Такую

омонимию назовем «грамматической омонимией слов»2. Ср. еще примеры: зло1 (сущ.) и

зло2 (наречие); англ. love /lГv /1 'любить' и low /lГv/2 'любовь'.

3.         Есть также смешанный тип «лексико-грамматическая» омонимия. В этом случае

омонимы и по лексическому значению никак не связаны, и к тому же принадлежат к

разным частям речи. Например, простой1 'не составной' и простой2 'вынужденное

бездействие'; англ. light /laIt/1 'свет' и light /laIt/2 'легкий'; нем. weiB /vaes/1 белый' и weiB

/vaes/2 'знает'.

Б. По степени полноты омонимии выделяются: 1. Полная омонимия      омонимы совпадают по звучанию во всех своих формах. Так, ключ1 (от замка, гаечный и т. п.) и ключ2 'родник' омонимичны во всех падежах ед. и мн. ч. (ср. также кормовой1 и кормовой2 или match1 и match2).

2. Частичная омонимия омонимы тождественны по звучанию только в некоторых из своих форм. а в другой части форм не совпадают. Так, глагол жать1 жму омонимичен глаголу жать2 жну только в инфинитиве, в прошедшем н будущем времени, в сослагательном наклонении, в причастии прошедшего времени; но эти глаголы не омо­нимичны в другой группе форм в настоящем времени, повелительном наклонении н в причастии настоящего времени. Омонимы бор1 (лес) и бор2 (зубной) состоят в отношениях частичной омонимии, так как во всех формах мн. ч. имеют разное ударение (бор¿, бор³в...     но б³ры, б³ров...), а в одной из форм ед. ч. и разное окончание (в бору

в боре). У омонимов течь1 и течь2 (или знать1 и знать2) инфинитив глагола омонимичен им. (и вин.) п. ед. ч. существительного, все же остальные формы расходятся. Нем- weiss 'белый' и weiss 'знает' (и 'знаю') тоже омонимичны только в данной форме.

3. Неравнообъемная омонимия полная для одного из омонимов и частичная для другого. Так бор1 (химический) и бор2 (зубной) полностью совпадают во всех формах ед. ч.; но бор2 имеет еще и формы мн. числа, а бор1 таких форм фактически не имеет. Таким образом, для бор3 омонимия оказывается полной, а для бор2 лишь частичной. Аналогичны отношения между существительным ученый и прилагательным ученый, -ая. -ое; между наречием утром и существительным утро (ср. форму тв. п. ед. ч.).

В. По характеру их отображения на письме омонимы подразделяются на омографические и неомографические.

1.         Омографические омонимы, или омонимы-омографы 1, тождественны не только

по звучанию, но и по написанию. Все приведенные выше примеры относятся к этой

группе.

2.         Неомографические омонимы, или «омонимы, различающиеся написанием»,

звучат одинаково, но пишутся по-разному *. Таковы полные омонимы кампания

('совокупность мероприятий' и т. д., например избирательная,  посевная) и компания

 

('общество' друзей или акционерное), частичные омонимы рок и рог, валы и волы. В русском языке омонимов, различающихся написанием, сравнительно немного, но в некоторых других языках они представлены в изобилии. Ср. англ. night /nait/ 'ночь' и knight /nait / 'рыцарь*, see /si:/ 'видеть' и sea /si:/ 'море'; нем. Lied /li:t/ 'песня' и Lid /li:t/'веко', Leib /laep/ 'тело' и Laib /laep/ 'каравай'; фр. ou /и/ 'или' и ou /u/ 'где'. Во фран­цузском языке можно встретить до 5    6 омонимов, дифференцируемых написанием.

Г. С точки зрения регистрации в словарях омонимы тоже неодинаковы: некоторые фиксируются словарями как омонимы, другие же остаются неучтенными. Так как словари исходят из письменного облика слова, они отмечают только омографическую омонимию (неомографические омонимы по своему алфавитному месту часто даже не являются соседями). Так как словари исходят из «словарных форм» слова, они учитывают лишь те омографические омонимы, которые совпадают в этих формах. Так, течь1 и течь2 даются в русских словарях как омонимы, поскольку здесь совпадают инфинитив и им. п. ед. ч., но если бы словарной формой русского глагола считался не инфинитив, а, как в латыни, 1-е л. ед. ч., то слова эти в число омонимов не попали бы.

1 Омограф (от др.-греч. homos 'тот же, одинаковый' и grapho 'пишу') — букв. 'одинаково написанное". Кроме омонимов-омографов есть омографы, не являющиеся омонимами (слова, которые пишутся одинаково, но звучат по-разному), например замок (дверной) и замок (дворец), уха (рыбный суп) н уха (род. п. от ухо}.

1 Иногда такие омонимы называют »омофонами», но это нельзя признать удачным: во-первых,

называть «омофоиами» (т. е. 'одинаково звучащими') только иеомографи-ческие омонимы нелогично, так

как одинаковость звучания характеризует любые омонимы; во-вторых, в теории письма омофоны —

разные_буквы, о_бозначающи до_р_еформы 1918 г.).           

§117. Рассмотренные классификации омонимов, как мы видели. пересекаются. Возможна, кроме того. классификация омонимов по их происхождению. Во многих случаях омонимы являются изначально разными словами, которые либо совпали по звучанию в процессе исторического развития (например, англ. see и sea или болг. чест 'честь' и чест 'частый'), либо пришли из разных языков (рядом

с исконно русским и общеславянским бор 'лес' появилось бор2, заимствованное из немецкого, и бор3, восходящее к арабскому источнику), либо, наконец, вновь образуемое слово совпало в момент своего возникновения с уже существовавшим (кормовой1, и кормовой2). В других случаях омонимы являются так или иначе связанными по происхождению, например производными от одного корня (течь1 и течь2) или даже прямо один от другого (наречие утром от тв. п. существительного). Сюда же относятся омонимы, возникающие в результате распада полисемии, когда связь между значениями многозначного слова ослабевает настолько, что перестает ощущаться членами языкового коллектива. Например, прилагательное худой на наших глазах распадается на два (или даже три?) омонима: худой1 'тощий', худой2 'плохой' и, может быть, худой3 (разг.) 'дырявый'.

Последний пример показывает, что, несмотря на важность принципиального разграничения омонимии и полисемии, между этими явлениями (как и повсюду в языке) имеются пограничные, переходные случаи. «Распад» полисемии можно образно сравнить с делением клетки: из одного слова «рождается» два слова-омонима.

§ 118. Некоторые лингвисты считают критерий наличия/отсутствия смысловой связи между значениями, применяемый для разграничения полисемии и омонимии, слишком неопределенным и субъективным и предлагают в качестве надежного и объективного критерия использовать наличие/отсутствие каких-либо грамматических особенностей, связанных с отдельными значениями. С этим предложением вряд ли можно согласиться. При последовательном его применении в числе омонимов остались бы только частичные и неравнообъемные, а полные вроде кормовой1, и кормовой2 пришлось

 

бы рассматривать как случаи полисемии, что было бы явно неправильно. И, напротив, математическое значение слова угол ('часть плоскости между двумя прямыми линиями, исходящими из одной точки') пришлось бы обособить в качестве омонима от остальных значений этого слова только потому, что в математическом тексте говорят и пишут в угле («в этом угле 30°»), а в нематематическом тексте в углу («шкаф стоял в углу») 1. Думается, что, несмотря на некоторую неопределенность в ряде пограничных случаев, все же критерий наличия/отсутствия смысловой связи между значениями является решающим, поскольку речь идет о размежевании полисемии слова и чисто лексической омонимии слов.

Большие разногласия возникают и при отграничении грамматической омонимии слов от случаев, когда одно слово совмещает синтаксические функции разных частей речи. В этом вопросе четкие критерии, действительно, пока отсутствуют. Течь1 и течь2 все словари признают омонимами, так как вся система форм показывает, что это разные слова. Но в отношении субстантивированных прилагательных наблюдается непоследовательность: существительное ученый все словари считают лишь одним из значений прилагательного ученый, -ая, -ое, а существительные русский и русская омонимами прилагательного русский, -ая, -ое (причем русская в значении 'национальная пляска' выделяется еще в отдельный омоним).