Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

2.1.8. Замена компонентов ФЕ словом или сочетанием слов

Одна из возможностей выявить потенциальные свойства фразеологии

заключается в замене компонентов, входящих в состав устойчивого

словосочетания. Это один из активных способов языковой игры и наиболее

распространенных и продуктивных приемов дефразеологизации в языке

современной прессы.

В.Н Вакуров отмечает, что прием «преследует несколько стилисти-

ческих целей: приспособить ФЕ к конкретной ситуации, оживить и видо-

изменить фразеологический образ, создать комический эффект, выразить

свое отношение к изображаемому» (Вакуров В.Н., 1980, 35).

Разные типы замен будут влиять на различные значения ФЕ: в одном

случае – на рациональную часть значения, другом – на его стилистический

потенциал. Одна из проблем замены компонента в структуре ФЕ заключается

в мотивированности их смысла значениями слов-компонентов, входящих в

их состав. «Привычка использовать слово в качестве основного строитель-

ного материала настолько велика, что фразеологизмы все время находятся

под непрерывным лексическим давлением – давлением со стороны всей

совокупности значений словесной системы» (Диброва Е.И., 1979, 3).

Поэтому основная проблема при изучении этого вида преобразования –

соотношение коррелятов, т.е. заменителей и заменяемых компонентов.

Корреляты могут находиться в 1) синонимических; 2) антонимических; 3)

паронимических; 4) несистемных отношениях.

1) Синонимичный замещающий компонент должен соотноситься по

смыслу с фразеологизмом и мотивирован контекстом. Цель данного вида

субституции - приспособить ДЕ к конкретной ситуации, оживить образ,

повысить эмоционально-оценочную окраску общеизвестного высказывания:

<…>А ведь когда «Клонэйд» только заявил о себе, его чуть не смыло волной

критики научных авторитетов. Даже создатель знаменитой овечки Долли –

профессор Рослинского института Ян Вилмут не преминул швырнуть

увесистый булыжник в огород коллег (Собеседник). Ср.: камешек в огород

(’Обидный намек, шпилька в чей-либо адрес’ – ФСФ). Или: под горячую руку

(’В состоянии гнева, злости, раздражения’ – ФСФ) - Убийство под горячую

лапу <…>Жуткая трагедия, произошедшая в конце прошлого в театре зверей

«Страна чудес дедушки Дурова», когда медведь-артист разорвал одного

дрессировщика и ранил еще двоих, получила неожиданное криминальное

продолжение (МК). Стилистически маркированный элемент – заместитель,

дает информативные и эмоционально-экспрессивные приращения к

значению ФЕ и усложняет смысл высказывания.

2) Обновление лексико-грамматического состава ФЕ происходит на

основе антонимии компонента исходного сочетания и субститута. Эффект

антонимической замены компонентов в парадоксальности образа, который

придает всему высказыванию каламбурный, иронический смысл: Долг

платежом страшен (ЛГ); Меня голыми ногами не возьмешь! (ЛГ).

Или, широкая душа (‘О человеке, отличающемся большим размахом в

деятельности, щедростью в проявлении чувств’ - ФСФ). Встречаем пример

антонимического «эквивалента» фразеологизма: Долгота русской души

(Известия). Замена компонента на антонимичный (ср.: долгота (долгий) -

 ‘продолжительный, длительный’ - СОШ) радикально переводит семантику

исходного фразеологического оборота в другой план. Однако второй

ассоциативный ряд - терминологическое значение слов «широта и долгота»

(ср.: широта - ‘географическая координата, определяющая положение точек

на поверхности земли относительно экватора’; долгота - ‘географическая

координата, определяющая положение точек на поверхности земли

относительно начального меридиана’ - СОШ) все же позволяет судить о той

или иной протяженности, размахе, длительности в проявлении каких-либо

свойств характера русского человека. Рождается новая экспрессивная

единица, характеризующая такую типичную черту россиянина, как

долготерпение (‘Большое, длительное терпение’ - СОШ).

3) Обыгрывание фразеологизма может осуществляться путем изменения

звуковой оболочки одного из компонентов.

а) Наиболее эффектной является такая разновидность приема игры слов,

как каламбур, основанный на звуковом подобии субститута замещаемому

компоненту. Журналист подбирает замену одного из слов, входящего в

устойчивое словосочетание, ориентируясь не только на эффект новизны, но

стремится максимально актуализировать новую экспрессему.

Фоносемантические замены окказионального типа имеют чаще ситуативную

привязку. Например, использование ДЕ с включением ситуативно ориенти-

рованного фоносеманта, в результате которого происходит буквализация:

Курим на смех <…>В США разработаны новые сигареты, на пачках которых

будет написано как минимум «супердуперпуперлайт». Они содержат вдвое

меньше канцерогенов, чем сигареты любой имеющейся марки (Men/s Health);

Шнурный интерес <…>Способов шнуровки – великое множество, поэтому,

чтобы окончательно в них не запутаться, мы выбрали наиболее достойные

варианты (Men/s Health); С места – в карьеру! <…>Выпускники РосНОУ

идут нарасхват (МК).

Ситуативно обусловленным парономазом в составе ДЕ может

выступать:

- аббревиатура, ср.: Все у нас через ЧОПы <…>Когда появилась

возможность заключать договоры с частными охранными предприятиями,

многие школы отдали предпочтение фирмам, предлагающим самые дешевые

услуги. Но многие школы уже поплатились за экономию (МК); СПИД и срам

<…>Лекарство для Вич-больных хотят закупать в Африке (МК); Смотри в

МРОТ <…>В большинстве стран Западной Европы МРОТ – это повод для

гордости (МК);

- собственное имя существительное: русское. Ср.: Встречают по

одежке, а провожают как Муму (Stars and money); Сколько Лен, сколько

Зин…(Maxim); Лезть в Бутырку! <…>А вот не далее как в прошлую субботу

пять известных московских художников, а с ними еще группа друзей и

журналистов на себе решили испытать действие известной пословицы – «от

сумы и от тюрьмы не зарекайся». Причем художники следовали ей

полностью – в сумах они несли картины в Бутырку (МК);

- иноязычное: <…>Ну, а ели вы хотите показаться полиглотом,

используйте забугорные меланхолические фишки: «Фейсом об тейбл!» и «Не

в свои «Ниссаны» не садись!» (ЛГ); Мерси, Баку <…>Но в то время, когда

Иван Саенко один за одним штамповал на «Торпедо» забитые мячи,

Александр Салидов все еще переживал свой тяжелый выбор между Баку и

Москвой…(МК); Яромир вашему дому <…>Полуфинальные игры плей-офф

в Москве Яромир Ягр начал с интервью МК (МК); Сами без Усамы <…>Вне

всяких сомнений, это был тщательно спланированный теракт (статья про

Аль-Кайеду, Усаму Бен Ладена), (МК).

Разнообразная оценочная интерпретация смысла высказывания дости-

гается намеренным замещением фоносеманта. «Экспрессивизация и преиму-

щественная отрицательная оценочная квалификация обозначаемого

достигается путем парономастической подмены» (Гридина Т.А., 1996, 107).

К большому сожалению, в настоящее время «фразы-кувалды», как и «слова-

паразиты» находятся в фокусе общественного внимания, несут губительный

смысл для сознания и подсознания человека. На страницах газет и журналов

нами обнаружены многочисленные примеры из разряда пошлых, циничных

шуточек: В тихом омуте черви водятся (Stars and money); Тяжело в

учении, легко в раю (ЛГ); Все леди – братья (Maxim); Мой дядя самых

честных грабил (Экспресс интернет); Друзья познаются в еде (ЛГ).

«Введение окказионального фоносеманта создает игровую трансформу,

выступающую по отношению к прототипу как уточняюще - ситуативная

оценочная номинация» (Гридина Т.А., 1996, 110).

б) «Одной из эффективных форм отточенного, заостренного слога

является сознательное употребление в сравнительно узком контексте

(обычно в пределах одной фразы) созвучных слов. Созвучие служит здесь

своеобразной «магнитной» силой взаимопритяжения этих слов, между

которыми могут возникать гибкие и метко схваченные смысловые связи и

отношения. В традиционной поэтике такой прием известен как парономазия.

Парономазия имеет различные экспрессивные функции. Главное назначение

данной фигуры (нередко ироничной, насмешливой) - "заострение слога"»

(Щербина А.А., 1975, 82).

Сравните: Когда я ем, я ем и ем! (Stars and money); И про старуху

бывает порнуха (Men/s Health); Любишь купаться, люби и искусственным

дыханием заниматься (Экспресс интернет); Не суйся в воду возле химзаводу

(КП); Козел этот ваш знаменитый Рогге, и мы ему обломаем роги! (КП).

Комический эффект, например в последнем случае, возникает в результате

замены компонента исходного фразеологического оборота обломать рога

(‘Укротить, усмирить, заставить покориться, победить’ - ФСМ). При этом

новый, грамматически измененный элемент «роги» (а не рога) рифмуется с

фамилией Президента МОК Рогге и благодаря такому намеренному

столкновению созвучных слов в одной фразе достигается каламбурность.

Паронимические замены обусловливают ассоциативный параллелизм

восприятия фоносемантов, когда «замещающая» лексема вводится во

фразеологизированный контекст употребления «замещаемой» лексемы.

4) Прием несистемной (или парадоксальной) замены компонентов ФЕ

моделирует контекст несоотносительности речевого прогноза употребления

ФЕ и реализации этого прогноза, что вызывает эффект неожиданности,

неоправданности при восприятии субститута в экспериментальных условиях

реализации. Несомненно, прием обеспечивает привлечение внимания

нестандартностью, требует сопоставления языкового прототипа ФЕ и

соответствующего коррелята по семантико - стилистическим параметрам,

выступающим в роли индикаторов его нестандартной интерпретации,

обращен к лингвистической компетенции, интуиции, чутью читателей.

Фиксируемые современные «антипословицы», являющиеся смысловыми

антиподами традиционных паремий вследствие парадоксальной замены

компонентов, по употребительности бьют все рекорды. Разумеется, не все

они столь остроумны, как, наверное, хотелось авторам. Окказиональные

корреляты в их составе характеризуются, по нашему мнению, абсолютной

произвольностью, алогичностью, смысловой несоразмерностью: Любишь

кататься – катись к чертовой матери! (Экспресс интернет); Любишь

кататься – купи проездной! (Экспресс интернет); Тише едешь – меньше

русский (ЛГ); Что посеешь, потом хрен найдешь (КП); С кем поведешься,

так тебе и надо (Men/s Health); Баба с возу – давай другую (Stars and money).

Разительный семантико - стилистический контраст коррелятов оскорбляет

эстетические чувства культурных, неравнодушных к литературному языку

читателей.

Характерно, что пословицы, поговорки, фразеологизмы и крылатые

выражения именно из-за своей популярности, авторитетности становятся

объектом переворачивания. Не может не огорчать, что в орбиту игры слов

были вовлечены даже возвышенные и проникновенные строки из классических стихотворений, священных песен военных лет, библейские

сентенции: Иных уж нет, других долечим (Stars and money); Я вас любил,

деревья гнулись (Men/s Health); Возглуми ближнего…<…> «Религия»

осуждена, христиане ликуют (МК); Выходила на берег Танюша…<…>В

Краснодаре Татьянин день отметили не только студенты, но и …сутенеры. В

целях облегчения «обслуживания» населения они теперь называют всех

центровых путан Татьянами (Спид-Инфо); Присядь, проклятьем

заклейменный! (КП). Увы, но здесь уже не просто игра слов, а чье-то

откровенное желание оскорбить культурные традиции, Родину, армию,

унизить Победу.

Использование приема должно быть целесообразным, утрирование его

приводит к речевым ошибкам, к искажению, огрублению смысла ФЕ.

Приведенные нами примеры ДЕ объединяются порой немотивированной

экстралингвистической мотивацией «смеха ради смеха» и злого

зубоскальства. И ни для кого не секрет, что современное пространство языка

современной прессы буквально захлебывается в море таких переделок.