Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ФУНКЦИИ ЯЗЫКА

Кроме собственной значимости проблема функций языка име-

ет важное значение для теоретического осмысления его сущно-

сти. Однако, несмотря на глобальный характер этой проблемы, еди-

ного понимания количества и содержания функций языка в линг-

вистике не достигнуто. Для решения этой проблемы необходимо

прежде всего уяснить, что такое функция языка вообще. Пожа-

луй, наиболее глубокое определение этому феномену находим у

В.А.Аврорина. Функция языка как научное понятие есть практи-

ческое проявление сущности языка, реализации его назначения в

системе общественных явлений, специфическое действие языка,

обусловленное самой его природой, то, без чего язык не может

существовать, как не существует материя без движения. Итак,

функции и сущность языка — его взаимообусловленные стороны.

Поскольку же язык по своей сущности — средство общения, то

рассмотрение его функций целесообразно начинать с коммуника-

тивной (об общественных функциях языка см. на с. 82).

Почти все исследователи признают коммуникативную функ-

цию первичной. Коммуникативная функция языка рассматрива-

ется как сложное интегрированное явление, в котором совмеща-

ются все основные его свойства. Однако традиционно выделяют

не одну (коммуникативную) функцию языка, а несколько. При-

чем функциональный его «репертуар» весьма пестрый: Р.В.Пазу-

хин, вслед за Г. В.Колшанским, называет одну функцию — ком-

муникативную, В. З.Панфилов — две, В.А.Аврорин — четыре,

А. А.Леонтьев — значительно больше.

Сторонники полифункциональности подчеркивают важность

условий конкретного функционирования языка. Функции языка

(их количество и характер) в таком случае определяются условия-

ми его использования, в связи с чем выделяют следующие: ком-

муникативную, мыслеформирующую, экспрессивную, волюнта-

тивную, фатическую, познавательную, эстетическую (поэтиче-

скую), эвристическую, регулирующую и др.

Делаются также попытки разграничить функции языка и функ-

ции речи, а внутри каждой группы установить иерархию функций.

Достоинством монофункционального подхода к языку являет-

ся сохранение единства его системы. И все же, если большинство

функций можно интегрировать в основной — коммуникативной

(как ее разновидности), то две из них — эмотивную и экспрессив-

ную — невозможно представить в ряду вариантов коммуникатив-

ной функции: отсутствует элемент коммуникативности.

Действительно, язык называет реалии окружающего мира и вы-

ражает наши мысли и чувства, используется в познавательных це-

лях и является этнокультурологическим средством, устанавливает

контакты и т. п. Однако все это лишь отдельные (хотя и наиболее

важные) моменты его единого и общего назначения — быть уни-

версальным средством речемыслительной коммуникации. Так,

предметная соотнесенность знаков языка (языковая референция)

необходима для знаковой координации деятельности людей. Ины-

ми словами, языковая референция и номинация — необходимое

свойство языка как средства коммуникации. Важным свойством

его является экспрессивность, без которой невозможны воздей-

ствие на деятельность воспринимающего речь субъекта и ее коор-

динация с деятельностью говорящего. Следовательно, языковая

экспрессия — это коммуникативно обусловленная способность

языка. И наконец, язык, не будучи специальным средством по-

знания (для этого имеется мозг), используется в коммуникатив-

ном познании, в котором осуществляется знаковая координация

знаний людей, их отношения к миру эмоций и т.п. В коммуника-

тивном назначении языка содержатся и другие его употребления

в качестве эстетического, дейктического, кумулятивного и преоб-

разующего информацию средства. В своей совокупности такие

свойства и употребления языка отражают его сущность.

В современной теории языкознания понятие «функции языка»

используется в качестве главного критерия выделения языковых

единиц и их соотношения в структуре языка. Основной функци-

ей языка признается функция организации деятельности, реали-

зующаяся через языковые единицы. В основу их классификации

положены два типа организующей функции — реализации и ма-

нифестации. Каждая единица языка определяется в системе этих

двух типов функций.

Поскольку основная цель общения — установление взаимо-

действия между членами человеческого коллектива, то язык ока-

зывается средством реализации этого взаимодействия, или регу-

лятором поведения. Эту функцию (функцию регуляции) осуще-

ствляют единицы высшего класса — единицы коммуникативного

контакта. Коммуникативный контакт определяет следующие функ-

ции других единиц языка: воздействия (средство реализации этой

функции — высказывание), описания (средство реализации —

системы элементарных моделей), моделирования (функция пред-

ложения — модель модели действительности), отношений (ее ре-

ализуют члены предложения), адресная (номинативная, осуще-

ствляемая при помощи слов), указания (ее реализуют морфемы),

различения, реализуемая фонемами.

Выделенные выше уровни называются семантическими. Им

соответствуют функции реализации. Они связаны с формой реа-

лизации языка в материальных единицах речи. Причем в речи

единицы языка реализуются в разных своих вариантах и вариаци-

ях. Речевая модификация единиц языка обусловливается двумя

факторами: одной из функций языка — функцией воздействия и

его прагматическим характером.

Если природа языковых единиц зависит исключительно от их

места в системе, то семантика и форма единицы задаются систе-

мой, и следовательно, все единицы уже существуют до их упо-

требления предположительно.

Поскольку прагматический аспект является ведущим в языке,

то от него зависит диапазон вариативности языковых единиц в

речи. Механизмом вариативности единиц языка в речи служит

комбинаторность компонентов единицы. Комбинирование эле-

ментарных «частиц» единицы происходит в речи и обусловливает

ее практически неограниченные акустические вариации. Поэто-

му возникает необходимость в рассмотрении корреляции речевых

(этических) и языковых (эмических) единиц. Обычно эмическая

единица понимается как класс этических (например, фонема —

класс аллофонов, морфема — класс морфов и т. п.).

Вопросы и задания

1. Расскажите о легендарных представлениях о природе и сущности

языка.

2. Как вы относитесь к «биологической теории» природы и сущности

языка?

3. Каковы достоинства и недостатки психологического понимания

сущности языка?

4. Язык — явление общественное? В какой степени?

5. Как вы понимаете многокачественность природы языка?

6. Назовите и охарактеризуйте основные этапы порождения речи.

7. В чем дискуссионность современных представлений о функциях

языка?

Рекомендуемая литература

Основная

Л е о н т ь е в А.А. Язык, речь, речевая деятельность. — М., 1969.

С е р е б р е н н и к о в Б.А. О материалистическом подходе к явлени-

ям языка. — М., 1983.

Язык и мышление // Русский язык: Энциклопедия. — М., 1979.

Дополнительная

Б у д а г о в Р.А. Что такое общественная природа языка? // Вопросы

языкознания. — 1975. — № 3. — С. 27—39.

П а н о в Е.Н. Знаки. Символы. Языки. — М., 1980.

П а н ф и л о в В.З. О некоторых аспектах социальной природы язы-

ка // Вопросы языкознания. — 1982. — № 6. — С. 28—44.

Вопрос о происхождении языка относится к фундаментальным

проблемам теоретической лингвистики. Его осмысление сопря-

жено с пониманием природы и сущности языка. Проблема его

происхождения не является собственно лингвистической. Пожа-

луй, в равной степени она интересует философию и теорию ант-

ропогенеза — антропологию (греч. anthropos «человек», logos «уче-

ние», genesis «происхождение, становление») — науку о проис-

хождении и эволюции человека. Столь широкий подход к данной

проблеме предполагает поиск ответов на ряд вопросов междис-

циплинарного характера и прежде всего когда, каким образом, в

результате каких факторов у людей появилось средство общения

в виде звуковой речи. Как ни парадоксально, но именно в силу

этих обстоятельств некоторые даже крупные лингвисты и целые

школы сознательно уходили от решения этой проблемы. Признав

ее нелингвистической, члены Парижского лингвистического об-

щества исключали проблему происхождения языка из своего Ус-

тава (1866). По тем же соображениям ее отказывался рассматри-

вать известный американский лингвист Эдвард Сепир: «...проблема

происхождения языка не относится к числу тех проблем, которые

можно решить средствами одной лингвистики»1, а данные архео-

логии и психологии в этой области пока недостаточны. Еще более

категорично высказывался французский языковед Жозеф Ванд-

риес: «...проблема происхождения языка лежит вне ее (лингвис-

тики) компетенции»2.