Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

3.3. Пословицы, поговорки, крылатые выражения с элементом «так»

1. Существуют две точки зрения, касающиеся проблемы объема поня-

тия фразеологии: это так называемая фразеология «в узком» смысле, ис-

следующая фразеологизмы-идиомы и фразеологические сочетания, прежде

всего связанные значения слова, и через них смыкающаяся с лексикологией,

и фразеология в «широком» понимании, изучающая и устойчивые фразы

различных структурных типов, обладающие различными семиотическими

функциями (единицы фольклора, фрагменты художественных текстов, фор-

мулы приветствий и т.п.).

Непосредственное отношение к истории становления определенного

понимания фразеологизма и определенного представления об объеме и составе фразеологизмов русского языка имеют рассуждения И.И. Срезневского

о лексической целостности некоторых категорий словосочетаний; учение

Ф.Ф. Фортунатова о «слитных словах» и «слитных речениях», которые про-

должили и развили Д.Н. Ушаков и В.К. Поржезинский; учение А.А. Шахма-

това о неразложимых словосочетаниях; взгляды Е.Д. Поливанова о соизме-

римости фразеологических единиц по количественному признаку с едини-

цами синтаксиса, а по значению – с отдельным словом; мысли Л.В. Щербы о

разграничении изучения устойчивых словосочетаний в плане языка и в пла-

не речи; суждения С.И. Абакумова о признаках устойчивых сочетаний слов.

Понимание фразеологии в широком смысле восходит к трудам

В.В. Виноградова (Виноградов 1977), но впервые в явной форме проблема

границ фразеологии была поставлена С.И. Ожеговым в работе «О структуре

фразеологии (в связи с проектом фразеологического словаря русского язы-

ка)»: «Устойчивые словесные сочетания, бытующие в речи, разнородны по

строению и по характеру использования в языке. Их объединяет только одно

общее – их устойчивость. Отсюда они так легко объединяются общим име-

нем фразеологии. Но одни из них обладают определенными структурными

особенностями и являются, наряду с отдельными словами, средствами по-

строения предложения или элементами предложения. Подобные устойчивые

словесные сочетания, фразеологические единицы языка, можно назвать фра-

зеологией в узком смысле. Другие устойчивые словесные сочетания, не об-

ладающие указанными признаками, можно назвать фразеологией в широком

смысле. При этом следует иметь в виду, что эти фразеологические стихии

тесто взаимодействуют в своем историческом развитии, в процессе исполь-

зования в речи». (См.: Телия 1966, с.80). К фразеологии «в широком смысле»

С.И. Ожегов как раз и относит всю массу «авторских» оборотов (крылатые

слова – «любые отрезки контекста с законченным смыслом, употребляющие-

ся в речи как цитаты» (там же)), всевозможные афоризмы, фразы, извлечен-

ные из контекстов и ставшие ходовыми цитатами, пословицы, поговорки и подобные им словесные сочетания, то есть произведения народного творче-

ства с присущими им художественными и жанровыми особенностями, а так-

же «индивидуальные типические особенности словоупотребления словосо-

четаний и фразообразования в творчестве отдельных писателей или, пре-

имущественно, в произведениях тех ли иных литературных направлений и

школ», «фразовые особенности отдельных социальных слоев, профессио-

нальных групп» (там же, с.82).

Следовательно, обнаруживается два подхода в понимании пословиц,

поговорок, крылатых слов: фразеологический и семантико-

грамматический (или синтаксический). Сторонники фразеологической

природы этих словесных сочетаний (а их большинство: В.Л. Архангельский,

Н.М. Шанский, Л.И. Ройзензон, Е.И. Диброва, С.Г. Гаврин, В.Т. Бондаренко,

Н.Н. Кычева, С.В. Комарова и др.) признают их соответствие глобальным па-

раметрам фразеологичности – устойчивости («результат закрепления узусом

соотношения нового содержания за определенным лексико-грамматическим

обликом сочетания в целом или за одним из составляющих его слов», «огра-

ничение разнообразия трансформаций» (Языкознание… 1998, с.559)), вопро-

изводимости («проявление устойчивости в речи: употребление… либо в «го-

товом виде» (при узуально фиксированном диапазоне видоизменения), либо

в соответствии с закономерностями лексически и семантически связанного

выбора слова со связанным значением» (там же)), экспрессивности («сово-

купность семантико-синтаксических признаков единицы языка, которые

обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте как сред-

ство субъективного отношения говорящего к содержанию или адресату ре-

чи» (там же, с.591)).

В.Т. Бондаренко, рассматривая пословицы с позиций знаковой теории

языка (являются ли они цельным знаком, как обычные фразеологизмы, или

нет), называет устойчивость и воспроизводимость релевантными признака-

ми, определяющими знаковый характер этих образований. Но устойчивость и воспроизводимость предполагают «вариативность и частичную творимость

пословиц в речи»: «пословицы потому и можно видоизменять, что каждый

носитель языка знает их значение и структуру» (Бондаренко 1990, с.13).

Но существует, на наш взгляд, и крайняя точка зрения, основанная на

априорном утверждении. Так, М.А. Рыбникова в статье «Русская поговорка»

писала: «Идиома – это разновидность поговорки» (Рыбникова 1939, с.47). К

числу поговорок ею было отнесено большое количество фразеологизмов.

Сторонники синтаксической природы пословиц, поговорок, крылатых

слов (А.И. Молотков, В.П. Жуков, В.П. Фелицына, С.К. Башиева и др.) при-

держиваются «узкого понимания» фразеологии, хотя все же считают, что бы-

ло бы неверно полностью исключить из исследования фразеологического

состава языка данные сочетания. Исследователи акцентируют внимание на

таких особенностях вышеупомянутых сочетаний, которые сближают их с

предложениями: смысловая, структурная завершенность, синтаксическая

членимость, если, например, пословица, употреблена в буквальном смысле,

наличие категории предикативности и коммуникативная функция. Хотя

С.И. Ожегов считает, что все фразеологизмы в «широком понимании», «раз-

лагаясь на элементы и утрачивая структурные признаки жанра, становятся

достоянием собственно фразеологии языка – всех остальных словосочета-

ний, в которых «цельность значения господствует над синтаксической раз-

дельностью» (выделено нами – З.И.) (См.: Телия 1966, с.82).

С.К. Башиева убеждена, что анализ особенностей значения фразеоло-

гических единиц различных типов подтверждает научную ценность «узкого»

подхода к объему фразеологии, с позиций которого «единицами фразеоло-

гической системы языка следует считать лишь фразеологические единства и

фразеологические сращения» (Башиева 1995, с. 19), а фразеологические со-

четания и фразеологические выражения вместе с пословицами, поговорками

и крылатыми словами «находятся на периферии фразеологии и являются по-

тенциальным источником ее пополнения» (там же).

Мы, придерживаясь «широкого понимания» фразеологии, считаем, что

собственно фразеологизмы и пословицы, поговорки, крылатые слова – еди-

ницы одного – фразеологического - уровня, так как их общность проявляется

в том, что и те, и другие 1) существуют как целостные, а не создаваемые в

акте речи единицы; 2) являются знаками косвенной номинации, где логиче-

ский компонент значения связан с прагматическим аспектом речи; 3) обла-

дает расчлененной формой. Интегрирующим началом выступает и коннота-

тивность (экспрессивность), квалификативно-оценочный способ отображе-

ния действительности, направленный на характеристику человека. Хотя, на-

пример, А.И. Молотков, сторонник «узкого» объема фразеологии, чувствует,

вероятно, ненадежность семантических границ между предикатом (центром

предложения) и предложением, включая в разряд фразеологизмов единицы,

которые в других словарях обозначены как пословицы (Не мытьем, так ка-

таньем (=не мыть, так катать)). А пословицам не чужда функция отдельного

члена предложения, которую они получают в речи (Ты, Н., служи так наро-

ду, чтоб за него в огонь и в воду).

Между данными устойчивыми словесными сочетаниями существуют и

различия:

- пословицы, поговорки, крылатые слова в качестве объекта номинации

имеют событие, ситуацию (Г.Л. Пермяков (см.: Бондаренко 1990, с.15)), а

собственно фразеологизмы обозначают элемент события, ситуации (противо-

стоят как знаки событийной и элементной, пропозитивной и непропозитив-

ной (понятийной) номинации);

- внешне оформляются единицы по-разному - как предложение или как

словосочетание;

- основная функция первых заключается в том, чтобы быть выразите-

лем коммуникативного акта, выступать в роли самостоятельного высказыва-

ния; функция вторых – строевая: быть главным или второстепенным членом

предложения (компонентом коммуникативной единицы).

153Но подлинными коммуникативными единицами пословицы и крылатые

слова становятся при их переходе на уровень речи: «получая вторичное оз-

начивание в соответствии с намерениями говорящего лица, пословица на-

полняется конкретным смыслом, приобретает определенность по линии мо-

дальности, времени, лица и интонационную законченность, то есть все при-

знаки реального предложения» (Бондаренко 1990, с.15-16), а как единице

словаря пословице свойственны лишь потенциальные признаки предложе-

ния.

Таким образом, между собственно фразеологизмами и пословицами,

поговорками, крылатыми словами грамматические различия не являются

решающим фактором в определении фразеологического статуса последних,

поскольку категориально-грамматическое значение фразеологических еди-

ниц может в процессе развития и функционирования меняться, а семантиче-

ское значение, устойчивость, воспроизводимость сохраняются, тем более в

языке происходит непрерывное движение от пословиц к фразеологизмам

(Так себе, что не по себе – так себе; Не так большой руки, а ты уже о муке

– не так большой руки). В.Г. Бондаренко полагает, что «было бы крайне не-

логично исходные структуры «отсекать» от фразеологии» (там же, с. 15). Не-

определенность границ между теми и другими проявляется в наличии пере-

ходных образований и явно просматривается именно в речи.

Таким образом, пословицы, поговорки, крылатые слова, как и обычные

фразеологизмы, устойчивы и воспроизводимы (с возможными модифика-

циями, незначительными усечениями, но при сохранении общего смысла),

вследствие чего многие ученые-лингвисты их и относят к фразеологии, хотя

осознание, например, индивидуально-авторского происхождения крылатых

слов обусловливает их особое положение среди речевых средств. Почти каж-

дый писатель пополняет общую фразеологию языка совершенно новыми вы-

ражениями, которые затем утрачивают связь с ситуацией своего происхож-

дения (хотя ее можно и восстановить), приобретают признаки фразеологических единиц, становятся устойчивыми, популярными и даже закрепляются в

регулярном употреблении в виде общеизвестных текстов пословиц, погово-

рок, крылатых фраз. (См., например: Душенко 1997, Буй 1995, Жуков 1993,

Михельсон 1994, 1997, Фелицына 1988, Мокиенко, Сидоренко 1999 и др.)

Благодаря исследуемому элементу «так», данные образования обнару-

живают дополнительную принадлежность к чисто разговорной речи, высту-

пая как стилистические средства усиления ее выразительности:

Подписано, так с плеч долой (А. Грибоедов); Так же он сквозь зубы

говорит (о подражателях (намек на подражание мелким привычкам великих

людей, но не деяниям их)): Век с Англичанами, вся Английская складка, И

так же он сквозь зубы говорит, И так же коротко обстрижен для порядка!

( А. Грибоедов, Горе от ума. 4, 4. Репетилов); Так хвалится иной, что слу-

жит сорок лет (А. Крылов): Так хвалится иной, что служит сорок лет: А

проку в нем, как в этом камне нет (А. Крылов, Камень и Червяк); Все это

было бы смешно, Когда бы не было так грустно (М. Лермонтов); А счастье

было так возможно, Так близко!.. (А. Пушкин, Евгений Онегин); Так – него-

дующая Федра - / Стояла некогда Рашель (О.Мандельштам, Ахматова); Так

мало пройдено дорог, / Так много сделано ошибок (С. Есенин, Мне грустно на

тебя смотреть); Так начинают жить стихом…; Так начинают. Года в два от

мамки рвутся в тьму мелодий (Б.Пастернак, Так начинают. Года в два… );

Так уж бывает, так уж выходит: Так уж бывает, / Так уж выходит – /

Кто-то теряет, / Кто-то находит. (М.Танич, Так уж бывает).

2. Во 2-й половине ХХ в. отечественная стилистика продвинулась впе-

ред в исследовании функциональных стилей русского языка, изобразительно-

выразительных средств языка художественной литературы, индивидуальных

стилей писателей (В.В. Виноградов, А.И. Ефимов, Р.А. Будагов, А.Н. Кожин,

Д.И. Шмелев, А.Н. Васильева и др.), стилистики текста (А.Н. Кожин,

Н.М. Шанский, Л.Ю. Максимов, Г.Я. Солганик, В.В. Одинцов и др.). С этими

направлениями в тесной связи формируется и стилистика жанров речи, в частности стилистика жанровых форм художественной речи. Еще В.В. Вино-

градов указывал на важность исследования жанров речи. «В сфере поэтики, -

по мнению ученого, - объединяются и лингвистический, и эстетико-

стилистический, и литературоведческий … подходы к изучению структуры

литературно-художественных произведений» (Виноградов 1963, с.206). В об-

ласти поэтики «лингвистические методы исследования скрещиваются с лите-

ратуроведческими и обогащают их…» (там же, с.186). Именно этот путь

представляется многим ученым наиболее перспективным в исследовании

жанров речи. М.М. Бахтин в работе «Проблемы речевых жанров» подчерки-

вает, что «развитие стилистики будет продуктивным лишь на основе разно-

стороннего предварительного изучения жанров речи» (Бахтин 1979; Карапе-

тян 2001, с.3). В связи с нарастающим научным интересом к жанровым фор-

мам речи в последние десятилетия появились исследования жанров газетной

публицистики (В.Г.Костомаров, Е.Ф. Петрищева, Г.Я.Солганик,

В.Н.Вакуров, И.Н. Кохтев и др.), устного народного творчества

(А.Т.Хроленко, Е.А. Карапетян и др.), исторического романа и драмы, басни,

современного анекдота (М.Н. Нестеров, О.В. Переходюк и др.).

В современной лингвистике еще нет общепринятого понимания и оп-

ределения жанра художественной речи. По сложившейся традиции во многих

работах по языку художественной литературы бытует литературоведческое

понятие жанра. Е.А. Карапетян в своей работе обстоятельно рассматривает

различные точки зрения ученых на определение жанра художественной речи

как лингвистической категории (там же, с.16-21).

«Основными компонентами, определяющими любой речевой жанр в

лингвистическом понимании, являются 1) историческая закрепленность за

каким-то определенным функциональным стилем или типом языка, соответ-

ственно, функциональным типом речи: научной или разговорно-бытовой,

официально-деловой или художественной и т.д., 2) предмет речи, ее содер-

жание, 3) целевое назначение речи, 4) характер речевой ситуации, ситуативные условия речи. Учитывая эти основные факторы, жанр в лингвостилисти-

ке можно определить как исторически сложившуюся форму или разновид-

ность речи, стилистические особенности которой обусловлены функцио-

нальным типом речи, содержанием, целью и характером речевой ситуации»

(Нестеров, Шипилов 1998, с.39).

Жанрообразующую функцию пословиц и поговорок отмечают мно-

гие литературоведы и лингвисты (Телия 1966; Кычева 2000, с.380; Николина

1990; Бахтин 1979 и др.). Это произведения народного творчества с прису-

щими им жанровыми и художественными особенностями, «их синтаксиче-

ские структуры, при всем их многообразии, являются приметой и неотдели-

мой особенностью жанра» (Телия 1966, с.80). М.М. Бахтин данные образные

сочетания относит к речевым жанрам, а именно: первичным (простым)

жанрам, «сложившимся в условиях непосредственного речевого общения»

(Бахтин 1979, с. 252). В пословицах и поговорках утерян речевой субъект –

автор произведения, - проявляющий свою индивидуальность в стиле, по-

скольку они представляют собой произведения народа, в которых зафикси-

рован его многовековой опыт. Другое дело, если эти устойчивые словесные

обороты звучат из уст определенных речевых субъектов – говорящих – в

особых ситуациях, с особой интонацией и намерениями и т.д.

3. Все пословицы, поговорки, крылатые слова представляют собой ре-

чевые произведения, обладающие определенным смыслом (иногда очень

общим или недостаточно определенным), а составляющие их средства, в том

числе и слово «так», способствуют оформлению этого смысла посредством

своих значений и функций.

Коммуникативная функция этих фразеологизмов-предложений обу-

словливает их семантическую двуплановость: с одной стороны, способность

обозначать конкретную ситуацию, соотносимую с объективной модально-

стью (диктум), с другой стороны, ее иносказательный смысл за счет восприятия «буквального» значения как образной мотивировки, соотносимой с оце-

ночной и субъективно-эмоциональной модальностью (модус).

К. Гаузенблаз такие высказывания отнес ко второму типу речевых

произведений с точки зрения простоты – сложности структуры текста. В них

«между строк» читается оценка, отличная от высказанной номинально» (Гау-

зенблаз 1978, с.66), сюда относятся все типы аллегории, скрытые значения,

«подтекст» и т.д., то есть речевые произведения, содержащие «один-

единственный текст, имеющий, однако, двоякий (неоднозначный) смысл»

(подчеркнул К. Гаузенблаз; там же, с. 66-67).

Авторы «Коммуникативной грамматики русского языка» также отме-

чают, что «пословица по природе своей обладает двойственной структурой.

Если задаваться вопросом, - пишут они, - для чего, в каких ситуациях, в ка-

ких контекстах она используется, становится очевиднее, что, кроме прямого

номинативного содержания повествовательного предложения, в ней заклю-

чены не только иносказательный смысл и экспрессивный подтекст, но и ад-

ресация слушателю наставления, поучения, назидания, предостережения, по-

ощрения к действию» (Золотова, Онипенко, Сидорова 1998, с.438).

4. Язык образных иносказаний, пословиц, поговорок, крылатых выра-

жений со словом «так» очень разнообразен. Встречаются случаи, когда

внутри этих сочетаний, знаков событийной, ситуационной номинации, нахо-

дятся фразеологизмы (семантические или грамматические), знаки отдельного

элемента события, ситуации, например:

На словах и так и сяк, а на деле никак; Издали и так и сяк, а вблизи ни

то ни се; На работу так-сяк, а на еду мастак; Такъ ли, сякъ ли, ужъ одинъ

бы конецъ (Михельсон 1994, с.230); Костер горит не просто так: сигналь-

ный знак (Пословицы… 1962, с.116); Донять не мытьем, так катаньем; Как

ето так, и то все равно (Пословицы… 1961, с.153, 86); Мы к обедне – уж

отпели; мы к обеду – уж отъели; мы в кабак – как раз так; Что миром по-

ложено, тому и быть так (так тому и быть) (Русские пословицы… 1988, с.189, 328); Не нукай, и так едем; Не шепти в ухо, и так слышу (в значении

‘и без того’) (Пословицы… 1961, с. 101, 103).

Язык данных устойчивых сочетаний представляет все особенности раз-

говорного языка русского народа. Так, исследуемое нами слово несравненно

живее выражает мысль, чем обыкновенные синтаксические формы с различ-

ными союзами книжного характера. В пословицах, поговорках и т.д. с эле-

ментом «так» проглядывает живое разговорное начало.

Отличительную черту языка пословиц с компонентом «так» составляет

особенная любовь к эллиптическим выражениям. Очень часто в этих случа-

ях опускается даже описываемый элемент. Например, в сравнительных пред-

ложениях-пословицах иногда опускается союз «как …, так …»:

Лихих пчел подкур неймет, лихих глаз стыд не берет; Утиного зоба не

накормишь, судейского кармана не наполнишь; Тьма свету не любит, злой

доброго не терпит; Без солнышка нельзя пробыть, без милого нельзя про-

жить; Солью сыт не будешь, думою горя не размыкаешь (Глаголевский

1873, с.38).

В некоторых пословицах опускается заключительный союз «так»

(«итак»), потому что связь между основанием, выраженном в первой части

предложения, и следствием, выраженном во второй части, по мнению П.

Глаголевского, «выше пониманiя творцовъ пословицъ» (там же). Например:

Не лапчат гусь, не переплывешь, не перепелица, не перелетишь; Голо-

ва не карниз, не приставишь; Борода – трава, скосить можно; Не солнце,

всех не обогреешь; Девушка – не травка, не вырастет без славки (Послови-

цы… 1961).

Это бессоюзие, как пишет П. Глаголевский (Глаголевский 1873, с.38),

составляет отличительную особенность народного языка. Редко употребляет-

ся только один союз «так», например: Алмаз алмазом решится, так плут

плутом губится (Пословицы… 1948).

Таким образом, слияние предложений ведет к очень важному результа-

ту: выражения, не теряя ясности, приобретают сжатость – одно из достоинств

языка.

В языковой структуре пословиц можно наблюдать замену слова «так»

на другие компоненты, близкие по значению к нему. Во многих пословицах

нередко употребляется союз «что», являющийся синонимом причинного

союза «так как», например:

Сердит, что не тем боком корова почесалась; И пастух овцу бьет,

что не туда идет; Аль мое пиво не удалось, что под тын пролилось (Русские

пословицы… 1988).

Не менее часто в языке пословиц союз «что» встречается со значением

следственного союза «так что», например:

Пришло в тупик, что некуда ступить; Починил дед клетку, что и со-

баки лазят (там же).

Встречаются пословицы, в которых двойной союз «что …, то» упот-

ребляется в значении союза «как …, так» («как скоро – так»), например:

Что ударишь, то и уедешь; Доброму человеку что день, то и празд-

ник; Что слово молвит, то рублем подарит (Пословицы… 1961).

Повторяющийся союз «что» иногда заменяет союз «как …, так и», на-

пример:

Что осьмнадцать, что без двух двадцать – все одно; Что совой о

пень, что пнем о сову, а все сове больно; Все один Бог, что у нас, что у них

(там же).

Сама структура устойчивых оборотов с элементом «так» разнообразна.

Наиболее распространены пословицы и поговорки, в которых «так» является

местоименным наречием степени (коррелят в значении ‘до такой степени’),

например:

Этот грех так ничтожен, что и всего-то три пятницы молока не

хлебать; Колос от колоса так далек, что не слыхать и голоса; Капля так мала, что воробью глотка нет, а камень долбит; Совет да любовь так мо-

гучи, что на них свет стоит (Глаголевский 1873, с.40); Так занес, что уши

вянут (Михельсон 1994, с.359, справа).

Наблюдаем большое количество образных сочетаний, где местоимен-

ное наречие «так» употреблено в значении ‘таким образом’, например:

Он ходит так, что грудь на распашку; Только сорока родится так,

что перо выходит в перо (Глаголевский 1873, с.43); У партизан так: с наро-

дом контакт (Пословицы… 1962, с.71); Так дураков обманывают (Посло-

вицы…1961, с. 69); То же слово, да не так бы молвить (там же, с. 133) ;

Так ему на роду написано было (Михельсон 1994, с.359); Так говорит Зара-

туштра (шуточное иносказание): Пока молодая кровь будет кипеть в жилах

людей (пока будет «и ночь, и луна, и любовь»), - будут и, так называемые,

незаконные дети, с этим надо не бороться, а считаться: так говорит За-

ратуштра; Пока будут люди с их слабостями – будут даваться и прини-

маться взятки, будь это деньгами, борзыми щенками, лестью или «нату-

рою»: так говорит Заратуштра; Прелюбодействуют не только делом, но и

словом, взглядом, воображением: так говорит Заратуштра (Михельсон

1994, с.358-359); Так нет у тебя знакомых на Хитровом рынке? Так и запи-

шем … (А.А. Соколов, Тайна. 9) [Бобчинский]: Скажите всем там вельмо-

жам разным, сенаторам и адмиралам, что вот живет в таком-то городе

Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчин-

ский (Н. Гоголь, Ревизор) и др.

В структуру пословиц, поговорок и других образных сочетаний входят

двойные союзы «как…, так и»; «коли…, так»; «ежели…, так»; «кабы…,

так»; «если…, так». Например:

Как чего нет, так и не диво; Как рожь в сусеке видят, так и муке ве-

рят; Как жил, так и умер; Как Бог пристанет, так и пастыря приставит;

Как аукнется, так и откликнется (Как в лесе кликнешь, так и откликнет-

ся); Как упало, так и пропало; Как хлеба край – так и под елью рай; Коли снег пал, так и след стал; Коли пьян, так спи; Коли не ложь, так правда;

Коли не поп, так не суйся в отцы; Коли болит голова, так обрить ее догола;

Коли грамотка дается, так на ней далеко уедешь; Коли душа черна, так и

мылом не отмоешь; Коли надел казачий треух – так не будь вислоух; Коли

птицу ловят, так ее сахаром кормят; Коли кто полюбится, так и ум от-

ступится; Коли мед, так ложкой (Пословицы… 1961); Кабы знал, где

упасть, так бы соломки подостлал; Кабы не клин да не мох, так бы и плот-

ник наш издох; Кабы не бы , так выросли бы во рту грибы, тогда был бы не

рот, а целый огород; Если деньги есть, так на печь лезь; Если сидишь на пе-

чи, так побольше молчи; Если не вры, так сказки добры (Русские послови-

цы…1988).

Таким образом, рассматривая язык пословиц, поговорок, крылатых вы-

ражений и других устойчивых образных сочетаний со словом «так», мы

пришли к выводу, что отсутствие союзов, содержащих исследуемый компо-

нент, и замена одних союзов на другие допускается для большей легкости и

краткости речи. Вариативность данных образований, проявляющаяся на всех

уровнях языка: фонетическом, морфологическом, синтаксическом, лексиче-

ском, может быть как узуальная, так и окказиональная. «Система вариантов

носит открытый характер: в границы пословицы входят все ее варианты, узу-

альные и окказиональные» (Комарова 2000, с.246). Это изменение форм и

значений пословиц, поговорок и т.д. проявляется именно в конкретных рече-

вых ситуациях. Данные выражения можно видоизменять, поскольку каждый

носитель языка знает их значение и структуру.

5. Употребляясь преимущественно в диалогической речи, пословицы,

поговорки, крылатые слова с компонентом «так» представляют взаимодейст-

вие генеритивных и волюнтивных признаков (Золотова, Онипенко, Сидо-

рова 1998).

Реактивно-оценочные и реактивно-характеризующие признаки фразео-

логизированных оборотов с элементом «так» мы рассматривали в разделе о семантических устойчивых выражениях (вот так так и др.; как бы не так и

др.).

В генеритивном коммуникативном типе речи, или речевом регистре,

говорящий сообщает обобщенную информацию, соотнося ее с опытом «нас»,

«вас» и других людей, с универсальными законами мироустройства, со зна-

ниями, проецируя эту информацию на общечеловеческое время за временные

рамки данного текста, «… усиление абстрагированности от конкретного вре-

мени ослабляет активность действия; «вневременное» и всевременное дейст-

вие становится способом выражения свойства, способности, характеристики»

(Золотова, Онипенко, Сидоренко 1998, с.30). Пословицы, поговорки с «так»

представляют собой обобщенно-личные предложения, в которых в отличие

от предложений с определенно-личным и неопределенно-личным субъектом

«нет прямой соотнесенности между личной формой субъекта (в глаголе или

местоимении) и его коммуникативной ролью» (там же, с. 118).

Приведем примеры пословиц с компонентом «так», в которых реализу-

ется генеритивная функция:

Летом не вспотеешь, так и зимой не согреешься; Лыком не привя-

жешь, так после и гвоздем не прибьешь; Не похаешь, так и не купишь, не

похвалишь – не продашь; Не скажешь подлинную, так скажешь подногот-

ную; Окоротишь, так не воротишь; Посеешь с лукошко, так и вырастет

немножко; Поработаешь, так и поживешь, а не поработаешь, так и воро-

та запрешь (Русские пословицы… 1988); Оружие имеешь – так не сробе-

ешь; Не сробеешь, так врага одолеешь (Пословицы… 1962); Как тебе ве-

рят, так и мерят; Как видят, так и бредят; Как живет, так и слывет (Как

поживешь, так и послывешь); Ореха не разгрызешь, так и ядра не съешь;

Проглодаешься, так и догадаешься; Навоз отвезем – так хлеб привезем; На-

пьешься рому – так не узнаешь и дому; Перемахнем так, что стриженая

девка и косы не успеет заплесть; В лес не съездишь, так и на печке замерз-

нешь (Пословицы… 1961).

Здесь отношения между субъектом действия и адресатом складывают-

ся «от обобщенного ВСЕ к потенциально-конкретному ТЫ» (Золотова, Они-

пенко, Сидоренко 1998, с.438).

В отличие от генеритивного регистра речи волюнтивный не содержит

собственно сообщения, а характеризуется коммуникативной функцией воле-

изъявления говорящего, побуждения адресата к действию (побуждение как

приказ, мольба, просьба, пожелание, совет, требование, предостережение и

т.д.) (там же, с.33, 397).

Волюнтивы-пословицы и волюнтивы-поговорки с элементом «так» по-

буждают к узуальному, постоянному действию, не прикрепленному к кон-

кретному времени. Например:

Учись доброму – так и худое на ум не пойдет; Так гни, чтобы гнулось,

а не так, чтобы лопнуло; Бей так: что ни снаряд – то танк (Пословицы…

1962); Назвался груздем, так полезай в кузов; Попал в гуж, так будь дюж;

Не знаешь говорить толком, так живи тихомолком; Не так живи – чтобы

кто кого может, тот того и гложет, а так живи – чтобы людям, как себе;

Хочешь есть калачи – так не сиди на печи (Пословицы… 1961); Взялся ста-

до пасти, так паси и нашу корову; Во сне видел маковинки, так во сне и ешь;

Добра не смлыслишь, так худа не делай; Затеял песню, так веди до конца;

Ищи так, как хлеб ищут; У кого много хлеба – так свиней заведи, а у кого

много денег – так мельницу сними; Хомут надел – так и тяни (Русские по-

словицы… 1988).

Как видим, в данных волюнтивных высказываниях чаще всего только

одна из частей (первая или вторая) побуждает к определенному действию, но

акцент делается именно на нее. В пословицах, поговорках этого типа видо-

временные значения глаголов (чаще несовершенного вида) взаимодействуют

с узуальным временем, с реально или потенциально действующим лицом.

Но иногда в волюнтивах-пословицах и волюнтивах-поговорках со сло-

вом «так», выражающих пожелание, требование, совет и т.д., используют глаголы-инфинитивы вместо принятого морфологического императива. На-

пример:

Задумал бежать, так нечего лежать (= не лежи); Скроено – так

шить, выдано – так жить (= шей, живи); Слово давать, так слово держать

(= держи); Целу домой воротиться, так в дороге не дремать (= не дремай);

Пошел кормиться, так нечего лениться (= не ленись) и др.

Слово «так» придает данным высказываниям разговорный характер, и

неслучайно можно увидеть варианты многих пословиц. Например:

Думай так, чтобы сразу выдумать – Так думай, чтоб после раздумки

не было; Назвался груздем, так полезай в кузов – Ялся быть грибком, так

полезай в бурачок.

Пословицы только потому и можно видоизменять, что каждый носи-

тель языка знает их значение и структуру. Опущение или замена элемента

«так» на другой (например, «то») говорят о вариации слов в данных образ-

ных сочетаниях или о вариации этих самих образных сочетаний.

Таким образом, речевое средство лексической структуры «так», входя в

пословицы, поговорки, крылатые выражения, получает достаточно обосно-

ванное место в ряду коммуникативных типов речи, или речевых регистров.

Все приведенные выше устойчивые образные сочетания имеют в ос-

новном разговорную стилистическую маркированность.

Важную роль в стилистической организации данных пословиц, пого-

ворок, крылатых выражений играет и звуковая инструментовка образова-

ний (аллитерация, ассонанс, рифма), которая придает этим единицам чет-

кость интонационного ритмического рисунка. Например:

Будто то и так, что пришло в такт; Сделать так не сделает, так

хоть словом так потешит – и то хорошо; Дли дело дольше, так будет хлеба

больше; Эх ма! Кабы не бы, так и вина великого в кувшин да в Париж бы;

Кабы все равно было, так и гор бы не было (Пословицы… 1961).

В образовании данных речевых произведений участвует и такой стили-

стический прием, как звукоподражание – употребление компонентов, кото-

рые по звучанию представляют собой слуховые впечатления от изображае-

мого. Например: Как вылупился утенок, так и бух в воду. Элемент «так» ис-

пользуется как звукоподражательный в простейшем виде аллитерации. На-

пример: Такали да такали, да Новгород протакали («такать» – поддакивать

собеседнику, произнося «так»); Раз такнул, два такнул, но не перетакнул

(Русские пословицы…1988).

Такие лексические средства, как повтор (1), антитеза (2) также при-

дают пословицам, поговоркам и т.д. стилистическую маркированность. На-

пример:

(1). Пан так пан, пал так пал; Где так уж нам уж выйти замуж, мы

уж так уж как-нибудь (повтор и аллитерация); Гулять так гулять, рабо-

тать так работать; Кабы не кабы, так и было бы море, а не пруды (повтор

и аллитерация); Так не так – не перетакивать стать (повтор и аллитера-

ция); (2). Не ел – так не смог, а поел – так без ног; Мужик год не пьет, два

не пьет, а как бес прорвет, так и все пропьет; Воевать, так не горевать, а

горевать, так не воевать.

Не последнюю роль в стилистической организации данных образова-

ний играют словоизменительные, словообразовательные и синтаксические

средства: суффиксы с уменьшительно-ласкательным значением: Такушки не

такушки, но не перетакушки; Перву неделю гостьица, вторая неделя гостья,

третью неделю гостишка, а на четверту загуляешься, такушки и по подла-

вичью наваляешься) (Пословицы… 1961); различные типы предложений:

простые, сложноподчиненные (примеры см. выше). Наибольшей вырази-

тельностью обладают императивные предложения. Например: Любишь меня,

так люби и собачку мою; Наряди пенек в вешний денек, так и пенек будет

паренек; Не бранись ни с кем, так хорош будешь всем; Хомут надел – так и

тяни (Там же); Пришли в окопы – так не будьте остолопы (Послови-

цы…1962).