Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Фонология

Впервые в лингвистический обиход понятие фонемы ввел русский ученый И. А. Бодуэн де

Куртенэ, преподававший в разные годы в Казанском, Юрьевском, Краковском и Петербургском

университетах. Правда, у него было психологическое толкование фонемы: «… постоянно в нашей

психике существующее представление звука, то есть одновременного сложного комплекса

произносительных работ и получаемых от этого представлений, мы будем называть фонемою (И.

А. Бодуэн де Куртенэ «Введение в языковедение», 1917). Дальнейшее развитие идеи Бодуэна

получили в трудах его ученика Н. В. Крушевского.

Последователь идей Бодуэна, основатель Ленинградской школы фонологов, Л. В. Щерба дает

такое толкование фонемы: «… в живой речи произносится значительно большее, чем мы

быкновенно думаем, количество разнообразных звуков, которые в каждом данном языке

объединяются в сравнительно небольшое число звуковых типов, способных дифференцировать

слова и их формы, то есть служат целям человеческого общения … Мы будем называть их

фонемами» 4

У Л. В. Щербы были верные преемники: М. И. Матусевич и Л. Р. Зиндер, воспитавшие целую

плеяду фонетистов третьего поколения ( Л. В. Бондарко, Л. А. Вербицкая, М. В. Городина и др).

К 30-м годам ХХ века складывается Московская фонологическая школа (МФШ),

основателями которой являются Р. И. Аванесов, П. С. Кузнецов, А. А. Реформатский, В. Н.

Сидоров, А. М. Сухотин. Учение МФШ о фонеме поддерживается и развивается подавляющим

большинством русских фонетистов, а также признается во всем лингвистическом мире.

По Московской фонологической школе фонема – минимальная единица плана выражения

языка, выполняющая различительную функцию.

Звук речи и фонема языка – это две разные единицы фонетической системы. Они не могут

быть отождествлены друг с другом, но не могут быть и оторваны друг от друга: разный подход к

единице языковой системы – с артикуляционно–акустичесокой и с функциональной точек зрения

– обусловливает несовпадение в объеме понятий звука речи и фонемы, но так как этот подход не

имеет отношение к одной и той же звуковой системе, то между звуком речи и фонемой есть

непосредственная связь – фонема как единица функциональная реально воплощается, или

реализуется, в звуках речи, которые являются материальным ее выражением.

Основной критерий при выяснении, является ли звуковая единица данного языка фонемой –

ее различительная функция, а не сходство и различие акустико-артикуляционных признаков

звуков. Поясним это на примере. Звуки [к] и [х] звуки [г] и [j] имеют одинаковый набор общих

(интегративных) и различительных (дифференциальных) признаков. [к] и [х] – обе согласные,

шумные, звонкие, твердые, заднеязычные, различаются они только способом образования: [к] –

смычно- взрывной, [х] – фрикативный. [г] и [j] –обе согласные, шумные, звонкие, твердые,

заднеязычные, различаются они тоже только способом образования. С точки зрения

артикуляционной можно составить тождество: [к] так относится к [х], как [г] к [j]. Но с точки

зрения функциональной такое тождество неправомерно: [к] и [х] по отношению друг к другу

выполняют в русском языке различительную функцию (мука – муха), а [г] и [j] – не выполняют

(бал[г]одаря – бла[j]г) Таким образом звуки [к] и [х] являются разными самостоятельными

фонемами в русском языке, а [г] и [j] разновидностями одной фонемы.