Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

4.1. Введение.

Вопрос о семантических отношениях слов, составляющих ту или иную

терминологию, стал традиционным для исследователей.

В.П. Даниленко отмечала, что «наиболее дискуссионным по отношению к

терминологии по-прежнему остается вопрос, допустимы ли в ней основные

лексико-семантические процессы – полисемия, омонимия, синонимия» [В.П.

Даниленко, 1977, с. 65].

Дискуссионность вопроса заключается в том, что термин обладает

однозначным соотношением означающего и означаемого. Подобная

однозначность должна препятствовать появлению полисемии, омонимии или

синонимии. Однако, в действительности, термин подвержен тем же лексико-

семантическим процессам, которым подвержена и общеупотребительная лексика.

Вопрос о явлениях многозначности, омонимии и синонимии, наблюдаемых в

отраслевых терминологиях, рассматривали в своих работах И. Куликова, Д.

Салмина «Введение в металингвистику» [2002], А.В. Суперанская, Н.В.

Подольская, Н.В. Васильева «Общая терминология» [2003], С.В. Гринев

«Введение в терминоведение» [1993] и многие другие терминоведы.

Несмотря на то, что термины испытывают на себе влияние лексико-

семантических процессов, происходящих в общелитературном языке, существует

отличие между тем, как данные процессы протекают в общеупотребительной

речи и как в терминологии. Отличие заключается в том, что эти процессы «не

затрагивают характерных лексико-семантических признаков терминологии. Они

протекают в тех пределах, которые не нарушают семантической определенности

термина» [В.П. Даниленко, 1977, с. 65].

В работе «Общая терминология» авторы указывают на особенности явлений

полисемии, омонимии и синонимии: «Если в общей лексике последовательно

представлены такие явления, как полисемия, омонимия, синонимия, то в

специальной лексике они имеют свои особенности и ограничения. Так, в качестве желаемых требований для терминов выделяют однозначность, т.е. одно слово –

один смысл, что означает отсутствие у термина полисемантических отношений,

омонимов, синонимов. На практике дело обстоит иначе. Термин не может

избавиться от материальной языковой формы, где все эти отношения неизбежно

присутствуют; тем не менее, терминологи производят отбор синонимов,

спецификацию омонимов, разделение полисемии для достижения тех требований,

которые предъявляются к термину» [А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В.

Васильева, 2003, с. 55].

Итак, противоречивость статуса термина заключается в том, что как слово он

способен вступать в отношения полисемии, омонимии, синонимии, но как

специальное название определенного понятия – он должен быть однозначным.

Явление, при котором одной лексической единицей именуются несколько

понятий, называется полисемией.

В «Толковом переводоведческом словаре» Л.Л. Нелюбина предлагается такое

определение полисемии: «Полисемия – многозначность лексических единиц»

[Л.Л. Нелюбин, 2001, с. 132].

По мнению Л.А. Новикова, под явлением полисемии понимается

«способность слова иметь одновременно, в синхронном плане, несколько

значений, т.е. обозначать различные классы предметов, явлений, признаков и

отношений» [Л.А. Новиков, 1972, с. 14] [Цит. по: Даниленко, 1977 с. 65].

С.В. Гринев отмечает, что «случаи, когда одной лексической единицей

называется несколько понятий, могут квалифицироваться как полисемия

(многозначность) или омонимия» [С.В. Гринев, 1993, с. 99].

«Полисемией со времен М. Бреаля называется употребление одного и того же

слова в двух или нескольких значениях» [А.В. Суперанская, Н.В. Подольская,

Н.В. Васильева, 2003, с. 42].

В.П. Даниленко приводит такое определение полисемии: «способность слова

иметь одновременно, в синхронном плане, несколько значений, т.е. обозначать

различные классы предметов, явлений, признаков и отношений» [В.П. Даниленко,

1977, с. 65].

Как отмечает С.В. Гринев [1993], «проблема многозначности термина в

течение долгого времени являлась одной из традиционных проблем

терминоведения. Затем, в 1970-е годы, у многих терминоведов сложилось

представление о том, что такого явления, как многозначность, в терминологии не

может быть. Это представление основывалось на том, что если одна лексическая

форма используется для называния нескольких специальных понятий, то

вследствие четкой ограниченности и строгой определенности, свойственной

научным и техническим понятиям, значения соответствующих терминов будут

также четко отграничены и обособлены. Поэтому такие формы следует считать не

значениями одного термина, а омонимичными терминами, тем более, что при

образовании терминов с помощью метафоры семантическое подобие или

общность подчеркивается и осознается только непосредственно в момент

образования нового термина, а затем отходит на задний план или даже намеренно

игнорируется. Принадлежность таких терминов, как правило, к разным

специальным подъязыкам способствует отчуждению их значений и утверждению

их в статусе омонимов» [С.В. Гринев, 1993, с. 99-100].

Как отмечает В.П. Даниленко, «терминологическая многозначность является

результатом переноса значения на основе метонимии (обозначения результата

процесса действия через название действия и др.) и синекдохи (тип переноса

значения по смежности, основанный на количественном соотношении: большее

обозначается через меньшее, род через вид, целое через часть, общее через

частное и наоборот) [В.П. Даниленко, 1977, с. 66].

Метафорический перенос обуславливает образование терминов от слов

общего употребления. Многозначность внутри одной терминологической

системы может развиваться в результате переноса значения на основе метонимии

и синекдохи. При установлении между значениями типичных метонимических,

т.е. строго логических отношений наблюдается явление категориальной

многозначности [И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 31].

По словам В.П. Даниленко, категориальная многозначность состоит в том,

«что содержание понятия складывается из признаков, принадлежащих

одновременно нескольким категориям. Чаще всего это отмечается, когда между

собой связаны свойство и величина («твердость», «стойкость»), процесс и

величина («давление»), явление и величина («электрический ток»), процесс и

явление («излучение») и т.д.» [В.П. Даниленко, 1977, с. 68-69].

Категориальная многозначность в лингвистической терминологии чаще всего

представлена в терминах, употребляемых для обозначения аспекта языка и для

науки, его изучающей: «фонетика», «морфология», «синтаксис»,

«стилистика», «словообразование», «грамматика». Авторы книги «Введение в

металингвистику» приводят пример категориальной многозначности термина

«грамматика»: *1. Грамматический строй языка. *2. Раздел языкознания,

изучающий грамматический строй языка. *3. Совокупность правил изменения и

сочетания слов, сформулированных для данного языка (нормативная

грамматика, школьная грамматика). К этому можно прибавить и 4-е:

«конкретная книга, в которой описана грамматика данного языка, учебник»

(«Российская грамматика» М.В. Ломоносова, «Русская грамматика» –

академическая грамматика современного русского литературного языка 1980 г.)»

[И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 32].

Следовательно, авторы отмечают, что термин «грамматика» в русском языке

многозначен, имеет 3 связанные друг с другом значения и одно значение,

позволяющее отметить омонимию значения.

В английском языке специальное слово «grammar» также широко

представлено своими значениями: *1. a. That department of the study of a language

which deals with its inflexional forms or other means of indicating the relations of words

in the sentence, and with the rules for employing these in accordance with established

usage; usually including also the department which deals with the phonetic system of the

language and the principles of its representation in writing (та часть учения о языке,

которая занимается формами окончаний или другими средствами,

показывающими отношения слов в предложении и правилами их использования;

обычно включает в себя учение о фонетической системе языка и правилах ее

отображения на письме). b. general, philosophical or universal grammar: the science which analyses those distinctions in thought which it is the purpose of grammatical forms

more or less completely to render in expression, and which aims to furnish a scheme of

classification capable of including all the grammatical categories recognized in actual

languages (наука, анализирующая отличительные особенности мысли, которую

посредством грамматических форм необходимо передать как выражение и

которая должна заполнить классификационную схему, включающую в себя все

грамматические категории, существующие в языке), historical grammar: the study

of the historical development of the inflexional forms and syntactical usages of a

language (наука об историческом развитии форм окончаний и синтаксическом

использовании языка), comparative grammar: the comparative treatment of the

phenomena of two or more related languages, with the object of determining the nature

and degree of their relationship (сравнительное исследование явлений двух и более

родственных языков с выявлением природы и степени их родства). *2. A treatise

or book on grammar (научный труд или учебник по грамматике). *3. An individual's

manner of using grammatical forms (индивидуальная особенность использования

грамматических форм). *4. The phenomena which form the subject-matter of grammar

(явления, определяющие предмет грамматики). *5. a. Scholarship generally,

literature (литература как школьный предмет). b. Short for GRAMMAR SCHOOL

(краткая форма для сочетания «грамматическая школа». *6. a. The fundamental

principles or rules of an art or science (основные принципы или правила искусства

или науки). b. A book presenting these in methodical form (книга, включающая в себя

основные правила искусства или науки).

При сопоставительном анализе термина «грамматика» с его английским

эквивалентом на базе «Англо-русского словаря по лингвистике и семиотике» и

Oxford English Dictionary выясняется, что английский термин имеет 6

зафиксированных лексикографически значений, из которых 5 представляют

полисемию, а 1 – представляет омонимию.

В настоящее время признано явление полисемии термина, и одна специальная

лексема обладает несколькими близкими значениями. Следовательно, одной

лексемой могут быть обозначены несколько разных явлений.

Омонимы, согласно «Толковому переводоведческому словарю» Л.Л.

Нелюбина, – это слова, принадлежащие к одной и той же части речи и одинаково

звучащие, но различные по значению [Л.Л. Нелюбин, 2001, с. 107].

Согласно определению авторов работы «Общая терминология», омонимы –

это «одинаково звучащие слова, имеющие разные значения» [А.В. Суперанская,

Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 44].

Существует несколько источников омонимии:

1) размежевание двух или нескольких значений многозначного слова;

2) изменение слов, ранее звучавших по-разному;

3) заимствования из разных источников, кальки, переводы [А.В. Суперанская,

Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 45].

Вопрос о существовании омонимии в терминологии является одним из

сложных и дискуссионных. А.А. Реформатский писал: «Если многозначность –

законное явление языка, то омонимия – «незаконна», нежелательна, но постоянно

может встретиться в связи со звуковыми законами, заимствованиями, с

«перерождением полисемии» и т.д. Кроме того, надо учитывать еще и так

называемую «межотраслевую омонимию», т.е. случаи, когда одно и то же слово

является термином в разных науках или технологиях, но выражает разные

понятия (например, реакция, ассимиляция, операция и под.). Что же делать в таких

случаях терминологу? Это вопрос принципиальный, одновременно и

теоретический, и практический, и требующий решения и рекомендации того или

иного решения» [А.А. Реформатский, 1973, с. 52].

Л.А. Булаховский называл омонимию болезнью века. Авторы книги

«Введение в металингвистику» высказывают следующую точку зрения: «Если

одно и то же сочетание звуков (букв) соответствует абсолютно разным, никак не

связанным друг с другом понятиям, это не может не быть помехой в научном

общении. Поэтому практически научные терминологии омонимов почти не

имеют» [И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 28].

В.П. Даниленко отмечала: «Омонимия, являясь во многих случаях

«логическим продолжением» полисемии, очень часто в конкретных проявлениях с трудом поддается четкой квалификации. Возьмем, например, весьма

распространенное в терминологии явление – использование в качестве терминов

слов общелитературного языка в переносном значении: стакан, башмак, нос,

шейка, лопатка, лебедка, сухарь, хвост, яблоко и под. При характеристике

подобных случаев в составе общелитературной лексики нет однозначного

решения. В одних случаях их относят к явлению метафорического переноса

значений, т.е. считают значениями слова, а не разными словами. В других,

напротив, относят к случаям омонимии, т.е. считают разными словами» [В.П.

Даниленко, 1977, с. 70].

И. Куликова и Д. Салмина отмечают, что «омонимические (или подобные им)

отношения возникают между исходным словом литературного языка и термином»

[И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 27] и предлагают в качестве примера

лингвистические термины: «залог», «наклонение», «предлог», «предложение»,

«склонение», «обстоятельство», «определение», высказывая при этом точку

зрения О.С. Ахмановой о том, что как термины грамматики, данные лексемы

являются омонимами слов литературного языка [И. Куликова, Д. Салмина, 2002,

с. 27].

И. Куликова и Д. Салмина подчеркивают, что, «если мы обратимся к

различным толковым словарям, то не найдем здесь единообразия в

лексикографической подаче таких терминов. Так, «предложение», «предлог»,

«вид», «род», «союз», «сочинение» и некоторые другие слова даются в словаре

С.И. Ожегова как омонимы, т.е. отдельными статьями. Но большинство

производных терминов дано внутри соответствующих статей, т.е. как особое

специализированное значение: «корень» (слова), «калька», «гнездо» (слов),

«клише», «родство» (языков)…» [И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 27].

В.П. Даниленко отмечала: «Языковая действительность показывает, что при

установлении факта омонимии труднее всего решить, имеем ли мы дело с

собственно омонимией или многозначностью» [В.П. Даниленко, 1977, с. 71].

Авторы книги «Общая терминология» ссылаясь на точку зрения Д.Н.

Шмелева, пишут: «В самом слове значения, как правило, не существуют

независимо друг от друга; каждое из них не замкнуто в самом себе, а

взаимосвязано с другими значениями, поэтому многозначность не может быть

препятствием точному пониманию. В этом и состоит ее коренное отличие от

омонимии» [А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 42].

В «Толковом переводоведческом словаре» под редакцией Л.Л. Нелюбина

полисемия имеет следующее определение: «Полисемия – многозначность

лексических единиц» [Л.Л. Нелюбин, 2001, с. 132].

Омонимы, согласно «Толковому переводоведческому словарю» Л.Л.

Нелюбина, – это слова, принадлежащие к одной и той же части речи и одинаково

звучащие, но различные по значению [Л.Л. Нелюбин, 2001, с. 107].

Термины-омонимы обозначают различные понятия, как в различных отраслях

знания, так и внутри одной терминологии. Например, русский

консубстанциональный термин «язык» обозначает понятия, существующие в

разных отраслях знания: в биологии: подвижный мышечный орган в полости рта,

являющийся органом вкуса, а у человека участвующий также в образовании

звуков речи [С.И. Ожегов, 1987, с. 794]; в географии: народ, нация [С.И. Ожегов,

1987, с. 794]; в лингвистике: 1) одна из самобытных семиологических систем,

являющаяся основным и важнейшим средством общения членов данного

человеческого коллектива, для которых эта система оказывается также

средством развития мышления, передачи от поколения к поколению культурно-

исторических традиций; 2) совокупность телодвижений, звуков, используемых

животными в общении друг с другом; 3) любая семиологическая система,

воспроизводящая какую-л. из функций естественного языка или же

функционирующая в качестве его заменителя; 4) то же, что жаргон; 5) то же,

что стиль [О.С. Ахманова, 1966, с. 530-534].

Термин «язык» можно привести в качестве примера лексемы, в которой

наблюдается явление внутринаучной омонимии, т.к. в лингвистической

терминологии данный термин обозначает различные понятия: 1) «язык» одна из

самобытных семиологических систем, являющаяся основным и важнейшим

средством общения членов данного человеческого коллектива, для которых эта система оказывается также средством развития мышления, передачи от

поколения к поколению культурно-исторических традиций; 2) «язык»

совокупность телодвижений, звуков, используемых животными в общении друг с

другом; 3) «язык» любая семиологическая система, воспроизводящая какую-л. из

функций естественного языка или же функционирующая в качестве его

заменителя; 4) «язык» то же, что жаргон; 5) «язык» то же, что стиль [О.С.

Ахманова, 1966, с. 530-534].

Одна лексема (в данном случае лексема «язык») обладает значениями,

присущими различным понятиям в лингвистической терминологии, а также в

биологии, географии и лингвистике.

В группе английских консубстанциональных терминов термин «voice»

обладает значениями, определяющими следующие понятия в лингвистической

терминологии: 1. The form of a verb by which the relation of the subject to the

action implied is indicated; one or other of the modes of inflecting or varying a verb

according to (форма глагола, с помощью которой выражается отношение

подлежащего к предполагаемому действию; тот или иной способ изменения

окончания или изменения глагола в соответствии с различиями активного,

пассивного или медиального залогов), 2. Sound uttered with vibration or

resonance of the vocal chords (звук, издаваемый с помощью вибрации или

резонанса голосовых связок).

Термин «base» обладает значениями, определяющими понятия,

существующие в различных отраслях знания: лингвистика: «base» the form of a

word to which suffixes are attached (форма слова, к которой присоединяются

суффиксы), архитектура: *1) the part of a column, consisting of the plinth and

various mouldings, between the bottom of the shaft and top of the pedestal (часть

колонны, которая состоит из постамента и различных лепных украшений,

находящаяся между нижней частью столба и верхней частью пьедестала); *2)

the plinth and mouldings which form the slightly projecting part at the bottom of the

wall of a room (постамент и лепные украшения, которые формируют слегка

выступающую часть в основании стены комнаты); *3) the lowest course of

masonry in a building (самый нижний горизонтальный ряд кладки в здании),

химия: «base» the electropositive compound body, whether metallic oxide, hydrate, or

alkaloid, which enters into combination with an acid to form a salt

(электроположительное сложное тело, металлический оксид, гидрат или

алкалоид, которое входит во взаимодействие с кислотой при образовании соли),

математика: «base» the number from which, as a definite starting-point, a system of

numeration or logarithms proceeds (число, от которого, как от отправной

точки, исходит система исчисления или логарифмии), военное дело: «base» the

line or place upon which the general of an army relies as a strong hold and magazine,

and from which the operations of a campaign are conducted (линия или пункт, на

который генерал армии рассчитывает как на опорную точку и источник

боеприпасов, и с которого проводятся операции военной кампании), геометрия:

«base» that line or surface of a plane or solid figure on which it stands, or is

considered to stand (та линия или поверхность плоскости или твердого тела, на

которую эта плоскость или тело опираются или должны опираться),

ботаника, зоология: «base» that extremity of a part or organ by which it is attached

to the trunk (оконечность части растения или органа, посредством которой

происходит прикрепление к стволу или туловищу).

Наряду с этим в группе консубстанциональных терминов наблюдается

явление полисемии.

В группе русских консубстанциональных терминов как пример можно

предложить термин «вид», обозначающий процессы, наблюдаемые в глаголе: *1)

грамматическая категория глагола, обозначающая особые свойства, характер

протекания данного процесса, т.е. в его отношении к внутреннему пределу,

результату, длительности, повторяемости и т.п.; *2) по-разному выражаемые

в глаголе созначения, семантически сопоставимые с категориальными формами

вида; *3) то же, что подвид [О.С. Ахманова, 1966, с. 75].

В группе английских консубстанциональных терминов в качестве примера

можно предложить термин «series», обозначающий различные совокупности

звуков в фонетике: *1) in the Indogermanic languages, a set of vowels, or of diphthongs and vowels or sonants, which are mutually related by ablaut (в

индоевропейских языках ряд гласных звуков или дифтонгов и гласных звуков

или сонант, которые взаимосвязаны абляутом); *2) a number of consonantal

phonemes characterized by one and the same articulation will be said to form a

'series' if their other characteristic articulations can be located at different points

along the air channel (число согласных фонем, характеризуемых одной и той же

артикуляцией при условии, что их другие произносительные характеристики

могут находиться в разных точках воздушной струи).

Различие между явлением полисемии и явлением омонимии в терминологии

заключается в особенностях значений каждой рассматриваемой лексемы.

Необходимо разделять значения одного понятия, выраженные анализируемой

лексемой (что является многозначностью), и значения различных понятий,

выраженных одной лексемой (что является омонимией).

В.П. Даниленко отмечает, что «омонимия, являясь во многих случаях

«логическим продолжением» полисемии, очень часто в конкретных проявлениях

с трудом поддается четкой квалификации. Возьмем, например, весьма

распространенное в терминологии явление – использование в качестве терминов

слов общелитературного языка в переносном значении: стакан, башмак, нос,

шейка, лопатка, лебедка, сухарь, хвост, яблоко и под.» [В.П. Даниленко, 1977, с.

70].

В книге В.П. Даниленко указывается, что «омонимия по отношению к

терминологии может быть охарактеризована только как межсистемное явление:

либо эти термины разных терминосистем (тип: деривация в лингвистике, военном

деле и др.), либо это термины лексико-семантического способа образования,

ставшие омонимами по отношению к породившим их словам (тип: гусеница, нос,

голова) общелитературного языка» [В.П. Даниленко, 1977, с. 72].

Рассматриваемые русские и английские консубстанциональные термины

образуются как раз по принципу, отмеченному В.П. Даниленко, – на основе слов

общеупотребительной лексики.

Во многих случаях с возникновением нового понятия терминоведы

обращаются к общеупотребительной лексике и на основе метафоры, метонимии

либо синекдохи образуется термин, призванный обозначать новое понятие.

Отрицательной стороной данного явления считается развивающаяся омонимия,

поскольку специалисты различных отраслей науки заимствуют слова из

общеупотребительной лексики для обозначения новых специальных понятий.

Однако, хотя в целом, по словам А.А. Реформатского, омонимия –

«незаконна», нежелательна, но постоянно может встретиться в связи со

звуковыми законами, заимствованиями, с «перерождением полисемии» и т.д.

[А.А. Реформатский, 1973, с. 52], явление межнаучной омонимии, возникающее

при создании омонимичных терминов в различных отраслях науки

распространено в терминологии [И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 28].

Избежать явления межнаучной омонимии практически невозможно. Данное

явление не затрудняет работу специалистов, поскольку межнаучные омонимы

встречаются в специализированной литературе в определенном контексте, а

отдельно взятый термин обычно снабжается пометой, из которой ясно, к какой

отрасли науки он принадлежит.

Более нежелательной является внутринаучная омонимия, появляющаяся

тогда, когда «полисемия настолько расходится, что становится омонимией» [А.А.

Реформатский, 1967, с. 88].

Данное явление, представленное и в группе русских и английских

консубстанциональных терминов, крайне нежелательно в терминологии,

поскольку затрудняет понимание того понятия, о котором идет речь, в силу

существования нескольких, присущих различным понятиям, значений

употребляемого термина.

Избежать подобного явления трудно, поскольку в данном случае изначально

значения одного термина являются многозначными и расходятся в течение

времени. Во избежание явления внутринаучной омонимии необходимо

образование новых терминов для каждого нового понятия.

Полностью избежать явления омонимии в терминологии трудно, поскольку в

терминологии протекают в большинстве своем те же языковые процессы, что и в

общеупотребительной лексике. Изолировать лексику специальной науки от

взаимодействия с общелитературным языком невозможно. Нежелательное

явление омонимии будет существовать до тех пор, пока каждая отдельно взятая

отрасль науки не будет отграничена от языковых процессов, а лексемы для

обозначения новых понятий не будут заимствоваться из общеупотребительной

лексики.

Как пишут авторы книги «Общая терминология», «в лингвистической

литературе нет единого понимания синонимии» [А.В. Суперанская, Н.В.

Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 50].

Согласно точке зрения авторов книги «Общая терминология», «синонимы как

бы освещают один и тот же предмет с разных позиций, под разными углами

зрения. Синонимы – факт одного предметно-понятийного поля и, следовательно,

одного языка» [А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 48].

Согласно «Толковому переводоведческому словарю» под ред. Л.Л. Нелюбина,

синонимы это – «1. Слова, близкие или тождественные по своему значению,

выражающие одно и то же понятие, но различающиеся или оттенками, или

стилистической окраской, или тем и другим; как правило, принадлежат к одной и

той же части речи и выступают как взаимозаменяемые элементы высказывания. 2.

Слова одной и той же части речи, имеющие полностью или частично

совпадающие лексические значения. 3. Слова настолько близкие по значению, что

их правильное употребление в речи требует точного знания различающих их

семантических оттенков и стилистических свойств [Л.Л. Нелюбин, 2001, с. 162-

163].

В.П. Даниленко определяет синонимы следующим образом: «В

общелитературном языке синонимы понимаются как разнозвучащие, но

совпадающие по значению или имеющие сходное, близкое значение слова» [В.П.

Даниленко, 1977, с. 73].

С точки зрения А.В. Крыжановской, «синонимы появляются на ранних этапах

формирования терминологических систем как результат словарной

избыточности» [А.В. Крыжановская, 1985, с. 17] [Цит. по: А.В. Суперанская, Н.В.

Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 49].

Согласно точке зрения Э. Гродзиньского, «два слова считаются синонимами,

если могут заменять друг друга в контексте без ущерба для его значения.

Несинонимы не могут входить в синонимические отношения» [Grodzinski, 1985,

с. 13] [Цит. по: А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 50].

По мнению И. Куликовой и Д. Салминой, «прежде всего термин синоним в

приложении к слову-термину меняет свое привычное содержание. Как идеальный

знак, термин не должен иметь синонимов: любой новый оттенок понятия должен

получать внутри терминологии собственное обозначение» [И. Куликова, Д.

Салмина, 2002, с. 36].

Несмотря на то, что существует ряд определений явления синонимии,

специалисты сходятся в одном мнении: синонимы – слова, совпадающие или

схожие в своем значении. В большинстве случаев синонимия наблюдается в

результате того, что язык заимствует какой-либо термин, называющий понятие,

уже обладающее названием. Данное явление отрицательно влияет на

существование и функционирование терминов внутри одной терминологической

системы, поскольку противоречит основному требованию, предъявляемому

термину: однозначности.