Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

*ГЛАВА 2* Предыстория

Детство рассказывает о человеке все, также как

утро рассказывает все о дне.

Джон Милтон

 

Предыстория

ДЖЕССИ ЛИВЕРМОР РОДИЛСЯ 26 ИЮЛЯ 1877 ГОДА

в Шрусберри, Массачусетс. Его родителями были Лаура и Хирам

Ливермор. Отец Ливермора был бедным фермером, который

пытался заработать на жизнь, обрабатывая безжалостную почву

Новой Англии. Хирам Ливермор потерял свою первую ферму,

когда Джесси был еще совсем маленьким, и семья переехала в

Пэкстон, Массачусетс, чтобы поселиться с дедушкой Джесси. В

конце концов, Хирам накопил достаточно денег, чтобы купить

ферму в Саут Эктон.

Ливермор быстро узнал, каково это - обрабатывать

скалистую почву Новой Англии. Первой его работой был сбор

больших камней, поднятых из земли плугом. Получить средства

для существования из маленького клочка земли в Массачусетсе

было трудной задачей, в Америке на рубеже веков это давало

мало прибыли.

Мальчиком Ливермор был стройным, хрупким и часто

болел. Это дало ему возможность много читать, особенно те

немногие газеты и журналы, которые ему удавалось достать. Он

жадно поглощал любые попавшие ему в руки книги и уходил в

мир собственного воображения, двери которого они перед ним

открывали.

Он был одаренным богатым воображением и умным, мог

пользоваться дедукцией и делать логичные выводы. Ему не потребовалось много времени на то, чтобы сделать вывод, что

детские мечты об успехе и приключениях ни к чему не приведут

в условиях тяжелой фермерской жизни в Новой Англии.

Отец Ливермора был сдержанным, замкнутым человеком,

который нечасто показывал свою любовь. Он управлял семьей

бескомпромиссно и серьезно. Мать Ливермора была полной его

противоположностью - любящей и мягкой, она уделяла много

времени своему одаренному сыну.

В школе Ливермор продемонстрировал особые успехи в

математике. Он мог решать уравнения в уме и просто выдавать

готовые ответы, или найти альтернативный способ решения

задачи, заданной классу. Однажды он предложил учителю

наперегонки решить сложную математическую задачу. Он

выиграл. Его быстро продвигали по математике и преподавали

продвинутый курс этой дисциплины, чтобы удовлетворить его

страсть к новому знанию.

Математика была его другом, она легко ему давалась. Он

за год прошел трехгодичный школьный курс арифметики. Он мог

держать в голове множество чисел, формируя модели. Числа

всегда подчинялись его похожему на компьютер мозгу.

Когда Ливермору исполнилось 13, отец пытался убедить

его, что образование не важно, бесполезно в простой фермерской

жизни. Когда Ливермору было 14 лет, отец забрал его из школы и

вручил ему рабочую одежду, сказав, что теперь он должен весь

день работать на ферме и приумножать благосостояние семьи.

Но Ливермор был хитрее. Он сделал вид, что подчиняется

желанию отца, но на самом деле вместе с матерью составил план

побега. Через несколько недель - с 5 долларами, положенными

ему в карман матерью, - он украдкой сбежал с фермы и сел в

проходивший мимо фургон, направлявшийся в Бостон. Он знал,

что то, что он делает, правильно. Ему нужно было отправиться в

люди и заработать свое состояние. Хотя у него не было

специального плана, он знал, что движется в правильном

направлении.

Ему все еще было 14, когда он добрался до Бостона и

вместе с тем, до мира взрослых, но модель его жизни уже была запрограммирована, выжжена в его голове. Он понимал

важность усердной работы. Он обладал молчаливой, спокойной

силой и целеустремленностью, характерной для многих

выходцев из Новой Англии - людей, привыкших иметь дело с

твердой, неподдающейся почвой, безжалостной погодой и

финансовыми вихрями.

Его представления о мужчинах основывались на образе

его отца: молчаливом, трудолюбивом, упрямом, сдержанном,

неэмоциональном, целеустремленном, необщительном человеке

и ужасном семейном диктаторе. Его представления о женщинах

базировались на образах его матери и немногих девочек, с

которыми он познакомился в школе: мягких, воспитанных,

умных, эмоциональных и любящих. Он также знал, что нравится

женщинам, поскольку они всегда хорошо к нему относились.

Даже в 14 лет он понимал, что успех, благосостояние и

слава могут прийти только к гому, кто работает головой, а не

руками. Он также осознал, что только дела, а не слова имеют

значение, этому он научился у своего отца.

Но именно мать дала ему скудные финансы,

необходимые для того, чтобы добраться до Бостона и новой

жизни. Как только сможет, он вернет ей долг с огромными

процентами. Уплата долгов уже сидела в нем, и именно этим он

занимался всю свою жизнь, независимо от того, сколько на это

уходило времени.

Когда Ливермор приехал в Бостон в "зрелом"

четырнадцатилетнем возрасте, его жизнь только начиналась, но

он никогда не забудет уроков, которые он уже выучил в юности.

Теперь, однако, ему требовалось сконцентрироваться на своем

будущем. Он заключил мать и отца в определенный отдел

своего мозга, а затем плотно закрыл этот отдел. Он не

переносил, когда что-то отвлекало его на пути к успеху. Эта

способность блокировать и отделять свои эмоции, пришла к

нему естественным образом. Он мог действовать вне

зависимости от своего эмоционального состояния. Он боролся

всю свою жизнь, чтобы его деловая и личная жизнь не

пересекались. И у него это почти получилось.

В 14 лет он был светловолосым, голубоглазым,

стройным и умным, со сверкающей идеально белозубой

улыбкой. Его уверенность была непоколебимой.

Он сошел с фургона в Бостоне и очутился возле офиса

Пейна Веббера, вбирая его в себя, прежде чем войти. Он

наблюдал, как приходили и уходили клиенты. Биржевые

телеграфные аппараты стучали и выплевывали нескончаемые

белые ленты бумаги с надписями. Записывающие значения

мальчики-ассистенты двигались туда-сюда по полотну зеленой

доски шириной во всю комнату, как танцоры по сцене. Они

записывали биржевые цены настолько быстро, насколько

оглашающий котировки человек, зачастую клиент, сидящий в

галерее и наблюдающий за значениями, мог выкрикивать их.

Клиенты сидели на стульях у стены, безумными глазами

глядя на доску, иногда они вставали, чтобы пойти к своим

брокерам, так как если бы они делали ставки на конских бегах.

Ливермор впитал в себя все эти действия: стук телеграфных

аппаратов, скрипение мела по доске, громко и возбужденно

разговаривающих людей. Все движения и действия волновали

его. Он мысленно пальцами дотронулся до стеклянного шара

телеграфного аппарата; на ощупь он был одновременно теплым

и холодным. Он был похож на хрустальный шар, используемый

гадалками, пожалуй, лишь с тем исключением, что если бы кто-

то смог прочитать в нем судьбу, то стал бы богат как Крез,

самый богатый человек в мире. Он наблюдал. Люди богатели

каждую секунду, если верить тому, что говорила безличная

телеграфная лента.

Ему понравился запах в офисе, пьянящий, с ароматами

дерева, мела, бумаги и чернил, людского возбуждения и

энергии, кофе и пищи, поглощаемой прямо за рабочим столом.

С той самой минуты, когда он вошел в бостонский офис Пейна

Веббера (Paine Webber), ему понравилось это возбуждение,

принизывающее все как электрический ток.

Он уже был далеко от фермы.

На нем был костюм, который был немного ему велик.

Мать купила его на вырост, чтобы он не стал ему мал, когда он возмужает. Он нашел менеджера, набрал в легкие воздуха и

дотронулся до его плеча. Менеджер был мужчиной под

пятьдесят. Он взглянул на Ливермора и увидел фермерского

сынка, деревенщину.

"Чего тебе надо, парень?" - спросил он, оглядывая его

снизу вверх.

"Работу".

"А как у тебя с числами?"

"Хорошо"

"Видишь вон тех ребят у доски, записывающих числа?"

"Да"

"Ну что ж, нам не хватает одного такого. Только без

показухи". Он осмотрел Ливермора. "Ты не показушник? Не

подведешь меня?"

"Нет, сэр. Я вам докажу".

"Хорошо". Он улыбнулся. "Я дам тебе шанс, парень. Я

сам так начинал, записывая значения на доске".

"Да, сэр", - ответил Ливермор.

"А посмотри на меня сейчас, 25 лет спустя, я здесь

хозяин. Никогда не забывай, что это Америка, сынок, где

каждый может делать то, на что он нацелился. Ну ладно, не

могу я тут с тобой болтать целый день. Мне нужно зарабатывать

деньги. Так ты хочешь ко мне на работу?"

"Да, сэр".

"Хорошо. Снимай-ка пиджак старшего братца, парень, и

вставай на подмостки".

"У меня нет старшего брата".

"Мне все равно, есть или нет. Я просто тебя

поддразниваю, потому что пиджак тебе велик. Иди-ка вон туда.

Над тобой что, никогда не подшучивали?"

Менеджер наблюдал, как юный Ливермор сбросил свой

пиджак и взобрался по лестнице на подмостки. Один из

мальчиков тут же вручил ему кусок мела.

"На, малыш, держи". Мальчик также вручил ему

офисный пиджак из альпаки.

"Малыш? Ты назвал меня малышом? Ты сам еще совсем

ребенок", - сказал Ливермор.

"Только не здесь, на подмостках. Здесь я не ребенок. Я

занимаюсь этим уже четыре года". Он улыбнулся.

"Эй, парень", - закричал менеджер Ливермору.

"Да?" - ответил Ливермор, боясь, что тот уже передумал

давать ему работу.

"Ты не спросил меня об оплате".

"Какова же оплата?" - отозвался Ливермор.

"Шесть баксов в неделю", - ответил менеджер. - "И,

парень, больше так не делай - всегда торгуйся. Не принимай

просто так то, что предлагают другие. Я мог бы дать тебе семь

баксов. Так что я даю тебе подсказку. Я тебе уже говорил, я

тоже был маленьким мальчиком. Ты должен получить все, что

можно в этом мире. Торгуйся".

"Да, сэр".

Менеджер подмигнул ему и вернулся к своим

обязанностям.

Ливермор пробыл в Бостоне меньше часа. Он получил

работу и бесплатный урок по ведению переговоров, и он уже

решил купить себе костюм по размеру. Ему не нравилось, когда

его оскорбляют из-за одежды.

Ливермор нашел себе комнату с питанием около офиса

Пейна Веббера. Каждый день он вставал с первыми лучами

солнца и всегда первым приходил в офис, часто ждал, когда

приедет менеджер с ключом от офиса. Ему нравилось в работе

все. Быть ассистентом, записывающим значения на доске, было

все равно, что поступить в колледж при фондовой бирже. Он

был посвящен во все, происходящее в офисе. Сначала все было

ему непонятно, но каждый день открывалось что-то новое, и он

знал, что если однажды он узнает код и просчитает систему

торгов, он станет богатым.

У юного Ливермора был доступ ко всему: разговорам

брокеров, клиентам со взятками и клиентам, которые играли по

листку с подсказками, прикрепляемому каждое утро к доске

объявлений. Каждый день в периоды спада активности, во время

перерывов, во время обеда ему объясняли различные теории по

заключению сделок. Весь офис был поглощен одной идеей,

получением денег от операций на фондовом рынке. Все были

игроками. Ливермор и другие мальчики были важной частью

этого. Они ходили туда-сюда по подмосткам, записывая

результаты торгов на доске.

Действия с доской станут одним из ключей к его

будущему успеху. Он быстро понял, что никогда не происходит

то, что говорят брокеры или клиенты, или газеты -

единственное, что было важно - это то, что говорит телеграфная

лента. Он также обнаружил, что значения на телеграфной ленте

очень редко совпадали с предсказаниями брокеров или

клиентов. Лента жила своей жизнью, и это была самая важная

жизнь. Ее приговор был окончательным.

Ему нравилась сама физическая работа записывания

котировок на доске, поскольку, когда дело шло о числах, он

обладал фотографической памятью. Его память на числа была

абсолютной - оглашение телеграфных котировок никогда не

происходило для Ливермора слишком быстро. Он никогда не

опаздывал при записи котировок, независимо от того, насколько

быстро они оглашались. Они откладывались у него в голове как

на полках стеллажа.

В конце концов, он начал видеть повторяющиеся модели в

числовых значениях. Вечером, будучи один в комнате, он по памяти

записывал числовые значения по нескольким позициям. Он начал

вести числовой дневник и обнаружил несколько повторяющихся

числовых моделей. Он заметил, что числа двигались постоянными

волнами, часто мягкими повторяющимися трендами. Когда цена

акции начинала расти или падать, она обычно сохраняла данную

тенденцию до тех пор, пока какое-то давление извне не вынуждало

ее идти в обратном направлении. Разгадка к этому действию часто

лежала в числовых моделях.

"Акции движутся по законам физики", - подумал он. -

"Движущееся тело продолжает движение до тех пор, пока сила

или препятствие не останавливают или не меняют направление

этого движения". Он продолжал вести записи, отслеживающие

движение акций в течение более длительных периодов, и тогда

открыл следующее: внутри моделей существовали другие

модели, и появлялись даже более крупные модели.

Он вел дневник тайно и ни с кем не обсуждал своих

наблюдений. Он был скрытным по натуре. Даже в 14 лет он был

абсолютно уверен в своих математических способностях. Кроме

того, он был слишком занят, записывая числа и наблюдая за

движением рынка на доске, чтобы вести праздные разговоры в

течение рабочего дня.

Поскольку он работал с доской - слушал выкрикивание

котировок, стирал цены, записывал новые числа по сто раз на дню,

тысячи раз в неделю - он научился интересоваться только

изменением цены, а не причинами этого изменения. У него не было

времени искать причины тех или иных действий фондов. Для того

чтобы цена изменилась, мог существовать миллион причин. Эти

причины будут выявлены позднее, постфактум. Но к тому времени,

когда эти причины будут поняты, изменение цены могло уже стать

фактом истории, и будет слишком поздно получать от этого прибыль.

Его записная книжка была опрятной, точной и

аккуратной. В 15 лет он начал искать повторяющиеся модели,

систему, пытаясь выявить естественные математические законы,

работающие на рынке.

Он также обнаружил, что большинство людей в офисе

теряло деньги. Эти люди, казалось, действовали наугад. У них

не было плана, не было последовательного обоснованного

подхода к рынку. Они просто играли в азартную игру, также как

на треке, просто играя наудачу. Сегодня они ставили на

фаворитов, а завтра на темную лошадку или на жокея; или они

просто покупали лист с подсказками и играли по

рекомендациям "жучков" - выбирая акции наугад.

Это были пьянящие дни для Ливермора. Он наслаждался

каждой минутой своей жизни на рынке. И ему еще за это платили!

Через шесть месяцев ежедневного выполнения своих

обязанностей, заключения ряда "бумажных" сделок в своей

записной книжке и их отслеживания, ему по-прежнему не хватало

основной части уравнения, и он знал об этом. Ему еще предстояло

купить свою первую акцию. Он знал, что если он на самом деле не

купит акцию, он никогда не узнает, как себя вести. Как азартный

игрок, который никогда не держал пари, все это были лишь

разговоры и рассуждения, до тех пор, пока он не клал на стол

деньги. Когда трейдер заключал сделку, все менялось, и он знал об

этом. Тогда и только тогда трейдер действительно вступал в

раскаленные джунгли эмоций. Он знал, что всегда сможет

подчинить себе свой ум, а умом он был силен. Чего он не знал, так

это того, сможет ли он контролировать свои эмоции.

Он наблюдал за клиентами в офисе Пейна Веббера, и он

знал, что именно его эмоции способны либо вознести его до небес,

либо низвергнуть в бездну - в особенности жадность и страх, две

эмоции-демоны рынка. Либо ты их контролируешь, либо они тебя.

Пришло время Ливермору купить акцию, но у него было

очень мало денег. Где можно дешево купить акцию?

Позднее Ливермор женится и станет отцом двоих

сыновей, Джесси - младшего и Пола. Он довольно часто и

подробно рассказывал им, где он нашел дешевые акции: в

брокерских конторах.

6 ноября 1928 года - в затемненной палате на углу

Хелл'з Китчен в западной части Манхэттена, умирал король

легких денег. Сквозь тени, медленно проплывающие у него в

голове, он слышал утомленный голос, снова и снова

повторяющий один и тот же вопрос. "Кто это сделал,

господин Ротштайн?" -механически и безо всякого интереса

спрашивал голос. "Кто в вас стрелял?" Но Ротштайн не

сказал. В ответ он медленно отвернулся лицом к стене и

прошептал: "Если я выживу, я сам об этом позабочусь". Затем

он закрыт гчаза, и жизнь покинула его".

Уиллиам Клингэмэн,

"1929: Год Великого Краха"

Арнольд Ротштайн, известный в преступных кругах как

"Мозг", в делах денег был гением. Он начинал как азартный

игрок, но после фантастической полосы везения, он стал

королем преступного мира и жил как подобало такому

положению. Его обвиняли во многих преступлениях, в том

числе в том, что он разделался с "Блэк Сокс" на чемпионате по

бейсболу в 1919 году. Его состояние было обширным. Его

финансовые щупальца проникали во все сосуды американского

порока.

В числе многочисленных владений Ротштайна (Rothstein)

было большинство брокерских контор во всех основных городах

Соединенных Штатов. Брокерская контора выглядела как офис

брокера. В ней находилась галерея для клиентов, доска, где

записывались биржевые котировки, и действующий биржевой

телеграф, выплевывающий результаты ежедневных торгов

фактически моментально. Но это было больше похоже на зал

для приема ставок на бега, чем на офис брокера. В брокерской

конторе, трейдеры могли играть на рынке, уплатив 10 процентов

стоимости акции. Другими словами, трейдерам нужно было

иметь только 10 процентов цены актива, который они хотели

купить. Правила были просты: вложите 10 процентов и

заключайте сделку, купив актив. Тут же печатался и выдавался

покупателю билет с номером покупки. На этом билете

обозначалось время, количество приобретенных акций и

уплаченная за них цена. Покупатель наблюдал за котировками,

и как только актив терял 10 процентов своей стоимости, в игру

вступала контора и быстро забирала деньги. Напротив, если

цена акции вырастала, и трейдер выигрывал, то трейдер

подходил к клерку, который делал отметку о цене по

результатам последних торгов, согласно данным биржевого

телеграфа на корешке билета. Затем трейдер подходил к

кассовому окошку, чтобы забрать деньги. Это была игра для

простофиль - контора выигрывала в 95 процентах случаев.

Наиболее важным для работы брокерской конторы было

то, что деньги, потраченные на покупку акции, никогда не

отсылались на биржу. Их просто бронировала брокерская

контора; эта же контора будет заключать сделку в качестве букмекера. Действия таких фирм были быстрыми и

ожесточенными. Трейдеры могли купить минимально пять

акций или столько, сколько могла покрыть биржа - стоимостью

в тысячи долларов.

Поскольку у Ливермора не было капитала, не было

закладных, он неизбежно должен был обратиться в подобную

контору - мир, контролируемый криминальными структурами.

Вопрос был только в том, когда и как.

В 1892 году, когда Ливермору было 15 лет, его друг

Билли, еще один подросток-ассистент, подошел к нему.

"Джесси, у тебя есть деньги?"

"Я обедаю".

"Я не об обеде. У тебя есть деньги?"

"В смысле?"

"У меня есть информация по котировкам "Стал". Мне

нужно, чтобы кто-то вошел со мной в долю".

"Как ты собираешься поступить с деньгами, Билли?" -

спросил Ливермор.

"Я пойду в брокерскую контору и сыграю на рынке в

обеденный перерыв".

"Сколько тебе нужно?"

"Пять баксов. Я хочу купить пять акций "Ю.Эс.Стил".

Они продаются за десять долларов".

"Минуту". Ливермор залез в карман и вытащил свой

блокнот.

"Что это за блокнот?" - спросил Билли.

"Я читаю свой гороскоп на сегодня", - ответил

Ливермор. Он просмотрел историю торгов "Ю.Эс.Стил" в своем

блокноте. До того как акции пошли вверх, числа двигались по

той же модели, что и обычно. Он был удовлетворен: у них был

хороший шанс. "Хорошо".

Он вручил своему другу деньги. Два дня спустя он уже

улыбался, кладя в карман выигранное - чистую прибыль в размере более 3 долларов. Ливермор был в игре. Наконец-то он

стал игроком.

Ливермор начал самостоятельно ходить по таким

конторам, всегда сверяясь со своим блокнотом относительно

точных котировок акций, за которыми он следил в поисках

моделей. Он разработал систему и придерживался ее. Он играл

и на повышение, и на понижение, приобретая длинные позиции,

если на это указывали числа, или, переходя на короткие

позиции, если числа указывали на снижение. Для него это не

имело значения.

Вскоре он стал получать больше денег в таких конторах,

чем на своей работе. Он уволился и начал весь день играть на

рынке в бостонских конторах, занимавшихся операциями с

ценными бумагами. Ему еще не было 16 лет, а он уже обладал

более 1000 долларов наличными. Он поехал домой, навестить

родителей. Его мать была вне себя от радости, увидев сына

дома; его отец лишь удивленно покачал головой. Как мог

мальчик шестнадцати лет законно получить более 1000

долларов наличными?

Ливермор отдал половину заработанного родителям,

отплатив, таким образом, своей матери. Он вернулся в Бостон с

750 долларами и продолжил то, что станет делом его жизни. Он

работал один, никогда никому не говоря, что он делает, никогда

не брал кого-либо в долю, никогда не занимал денег. Он

переходил из одной конторы в другую, чтобы не привлекать к

себе внимания. Эта стратегия волка-одиночки сослужила ему

добрую службу и соответствовала его личным качествам. Он

будет действовать подобным образом всю жизнь - покупая в

одиночку и втайне, продавая в одиночку и тайком, никому

ничего не рассказывая. Он трепетал, осознавая правильность

своего решения действовать и выигрывать головой, а не руками,

не связями, не силой убеждения - только головой для

вычисления того, что могли вычислить лишь немногие люди:

как сделать деньги на фондовом рынке. Трепет шел от побед, а

не от денег, хотя деньги - это тоже хорошо. Деньги всегда

приходили, если суждение было верным.

Уже в таком юном возрасте из-за своей юной внешности

и больших ставок в брокерских конторах Ливермор получил

свое прозвище "Мальчик-Игрок".

Так же как, в конечном итоге, из казино выставляют

азартного игрока, который постоянно выигрывает, так, по мере

накопления побед, в конце концов, и Ливермора выставили из

всех подобных фирм в Бостоне. Все владельцы подобных фирм

знали, кто такой Мальчик-Игрок и как он выглядит. Он пытался

изменить имя и одежду, но они быстро распознавали обман. Он

попробовал новую стратегию: сначала проигрывать, а затем

совершить большой рывок в конце игры. Эта тактика работала

некоторое время, но заканчивалось все тем, что его просили

уйти и заниматься своими делами в каком-либо другом месте.

Ливермор убивал подобные конторы. Сначала они

думали, что он просто ребенок, откуда ему знать? Но вскоре

управляющие этих фирм в точности, не отходя от собственных

касс, обнаружили, насколько много он знал. Главным

начальником в большинстве случаев являлся Арнольд

Ротштайн, а он пристально следил за делами. Управляющим

нужно было позаботиться о своей собственной шкуре.

Ливермор, которого выгнали из всех подобных контор в

Бостоне, перенес свои теории, систему и принципы покупки

акций в большой город Нью-Йорк, надеясь играть в конторах

такого рода там. К несчастью для Ливермора, Нью-йоркская

фондовая биржа и полиция успешно прикрыли все такие

заведения в Нью-Йорке. Ливермору пришлось искать новые

охотничьи угодья.

Он обнаружил, что те же принципы, та же система будут

работать и в основных брокерских домах. Он был уверен, что

его идеи выстоят.

Он ошибался.

Он приехал на Манхэттен с 2500 долларами. Его ставка в

бостонских брокерских конторах иногда составляла более

10 000 долларов, но перед отъездом из Бостона в Нью-Йорк он

потерпел несколько неудач. Эти неудачи беспокоили

Ливермора, поэтому он проанализировал то, что произошло. Он никогда ни в чем не обвинял рынок. Было совершенно

нелогично злиться на неодушевленный объект, подобно тому,

как азартный игрок злится на карточную колоду. Он всегда

хотел учиться на ошибках, и таким образом извлекать из них

пользу. С телеграфной лентой бесполезно спорить. Лента всегда

права; ошибаются всегда игроки. Он анализировал свои неудачи

в торгах, и выводы стали ему ясны.

Первым выводом был следующий: он выигрывал, когда

все факторы были в его пользу, когда он был спокоен и ждал,

пока все сойдется к одному. Это подвело его ко второму выводу,

что никто не может и не должен заниматься торгами все время.

Бывают моменты, когда трейдеру нужно находится вне рынка,

при деньгах и в ожидании.

Годы спустя его друг Бернард Барух подтвердит это

заключение. Барух, бьвало, говорил: "Джей Эл, по-моему, пора

пойти пострелять куропаток". Тогда Барух продавал все свои

позиции и уезжал на знаменитую Хобкау Барони, свою плантацию в

Южной Каролине, площадью в 17 000 акров. Ее песчаные пляжи и

соленые топи давали возможность самой лучшей охоты на уток во

всех Соединенных Штатах - и без телефона.

В возрасте 20 лет Ливермор жил в Нью-Йорке, у него

водились деньги, но не было доступа к брокерским конторам.

Поэтому он вступил в игру на Нью-йоркской фондовой бирже. Он

начал работать в офисах И.Эф.Хаттона. Коллегам по работе он

нравился, и его репутация покорителя брокерских контор

последовала за ним. На солидной Уолл-Стрит его прозвище было

трансформировано из "Мальчика-Игрока" в "Мальчика-Трейдера".

С такой ничтожной ставкой он вряд ли мог рассчитывать на то,

чтобы стать спекулянтом среди крупных игроков.

Сначала он преуспел и заработал хорошие комиссионные

для брокеров, но в конечном итоге разорился. Шесть месяцев

усердной работы ушло на то, чтобы в конечном итоге

обанкротиться. В конце концов, он действительно оказался в

минусе. Он был должен брокеру деньги.

Чувствуя отвращение к самому себе, однажды вечером

после закрытия рынка он пошел навестить И.Эф. Хаттона.

"Эд, мне нужна ссуда", - сказал он.

"Сколько?" - спросил Эд.

"Тысяча долларов".

"Я дам тебе кредит на твой счет в тысячу долларов".

"Нет, мне нужна ссуда".

"Почему?"

"Я пока не могу обыграть Уолл-Стрит. Я возвращаюсь в

брокерские конторы. Мне нужна ставка, а затем я вернусь".

"Я что-то не понимаю", - сказал Хаттон. - "Ты можешь

обыграть эти конторы, но не можешь обыграть Уолл-Стрит. Как

так может быть?"

"Во-первых, когда я покупаю или продаю акцию в такой

конторе, я делаю это с ленты. Когда я делаю то же самое в Вашей

фирме, то пока мой заказ дойдет до биржи, он уже давно быльем

порос. Если я покупаю, скажем, по цене 105, а заказ выполняется

на уровне 107 или 108, я теряю положительную маржу и почти

проигрываю игру. В брокерской конторе, если я покупаю прямо с

ленты, я немедленно получаю 105. То же самое справедливо, когда

я продаю короткие позиции, особенно по активным фишкам, когда

идет большое количество торгов. В брокерской фирме я размещаю

заказ на продажу по, скажем, 110, а он выполняется по 108. И

получается, что я нахожусь меж двух огней".

"Но мы предоставляем тебе более выгодные условия по

марже, чем брокерские конторы", - сказал Хаттон.

"А вот это, Эд меня просто убило. Видите ли, с

дополнительной маржой от вас, я мог остаться с акцией - а не

так как в брокерской конторе, где 10-процентное движение

выбивало меня из игры. Дело в том, что я хотел, чтобы акция

пошла, к примеру, вверх, а она опускается. Ее дальнейшее

удержание для меня негативно, поскольку я поставил на то, что

она пойдет вверх. Я могу позволить себе потерять десять

процентов, но не могу позволить терять двадцать пять на марже.

Мне приходится слишком много зарабатывать, чтобы вернуть

свои деньги".

"То есть все, что ты когда-либо терял в брокерских

конторах это десять процентов, потому что в противном случае

они ликвидировали твой контракт?"

"Да, и оказывается, это было во благо. Все, что я когда-

либо захочу потерять по любому активу это десять процентов",

- сказал Ливермор. - "А теперь вы одолжите мне деньги?"

"Еще один вопрос", - улыбнулся Хаттон. Ему нравился

этот молодой человек. Этот молодой человек обладал силой, с

которой следовало считаться, умственной силой. - "Почему ты

считаешь, что, вернувшись сюда в следующий раз, ты сможешь

обыграть рынок?"

"Потому что к этому моменту у меня будет новая

система заключения сделок. Я рассматриваю это как часть

своего обучения".

"Сколько у тебя было, когда ты пришел сюда, Джесси?"

"Две тысячи пятьсот долларов".

"И ты уходишь с занятой тысячей", - сказал Хаттон,

доставая из бумажника тысячу долларов наличными и вручая ее

Ливермору. "За три тысячи пятьсот долларов ты мог бы пойти

учиться в Гарвард".

"Я больше заработаю, получая образование здесь, чем я

когда-либо заработал бы, учась в Гарварде", - сказал Ливермор,

принимая деньги и улыбаясь.

"Почему-то я тебе верю, Джесси".

"Я верну долг", - сказал Ливермор, убирая деньги в

карман.

"Я знаю, что вернешь. Просто когда вернешься, помни,

что ты должен торговать здесь. Нам нравится, как ты

работаешь".

"Да, сэр, можете быть в этом уверены", - сказал

Ливермор.

Эд Хаттон посмотрел ему вслед. Он был уверен, что

снова его увидит.

Возможности Ливермора торговать в брокерских

конторах были ограничены. Восточное побережье было для него

закрыто, и он обратил свой взгляд на центральную часть

Америки. Он направился в Сент-Льюис, где, как он слышал,

было две больших брокерских конторы.

Он сел на поезд, приехал в Сент-Льюис,

зарегистрировался в гостинице, принял душ и направился в

первую брокерскую контору. Это была большая фирма, с

торговой галереей более чем на 200 человек. Он начал

действовать медленно, используя вымышленное имя и играя

консервативно. Он торговал в течение трех дней, пока его не

вычислили. Он увеличил свою изначальную ставку в 1000

долларов до 3800 долларов.

Утром третьего дня его позвали в кабинет начальника, и

тот поприветствовал его: "Здравствуйте, господин Джесси

Ливермор. Присаживайтесь".

Они узнали его. Ему запретили появляться в этой

брокерской конторе, и велели немедленно уйти.

Он быстро пошел в следующую брокерскую контору,

расположенную всего лишь в квартале от первой. Он подошел к

окошку и начал игру.

"Тысячу пятьсот акций "Би Ар Ти"".

Клерк как раз начал заполнять бланк, когда подошел

управляющий и встал перед Ливермором. "Ваши деньги здесь

не нужны. Здесь сидят не простофили, все простофили

находятся на вашей стороне, Ливермор".

"Вы знаете мое имя?"

"И то, как ты играешь". - Он вернул деньги Ливермору.

"Послушайте..."

"Нет, это ты послушай. Ты думаешь, соседи мне не

позвонили только что по поводу тебя? А теперь я еще раз прошу

тебя убраться по-хорошему. Пошел вон отсюда!"

""Пошел вон отсюда" звучит не совсем как просьба", -

ответил Ливермор, забирая свои деньги.

На следующий день он взял билеты на поезд до Нью-

Йорка. Он отправился в офис И.Эф.Хаттона и вернул

одолженную 1000 долларов.

"Хотите проценты?" - спросил Ливермор с улыбкой.

"Я получу свои проценты из твоих комиссий. У тебя не

ушло на это много времени. Тебя рассекретили?"

"Да, они пригвоздили меня в течение четырех дней".

"Как дела?"

"Не очень. Я примерно на том же уровне, где и был,

когда вошел сюда шесть месяцев назад".

"Так что теперь только две дороги: Гарвард или Уолл-

Стрит, да?"

"Нет: Уолл-Стрит или ничего".

"Ну, и удалось тебе за четыре дня изобрести новую

систему, чтобы обыграть Уолл-Стрит?" - спросил Хаттон.

"Мне не нужно обыгрывать Уолл-Стрит. Мне нужно

обыграть самого себя, свои эмоции".

"Это самая умная мысль, которую я когда-либо от тебя

слышал, Джесси. Удачи".

"Удачи?"

"Да, Джесси, нам всем нужно немного везения в этой

жизни. А теперь давай вновь откроем твой счет".

Ливермор торговал в течение нескольких месяцев. Но

когда он подвел итоги по своему счету, то обнаружил, что

только достиг уровня безубыточности. Его уверенность в себе

была по-прежнему высока, но он все еще не нашел

последовательной системы выигрыша при игре на рынке, как у

него это получилось с брокерскими конторами.

Однажды в офис И.Эф.Хаттона зашел человек по имени

Билл Салливан, и он сказал Ливермору, что человек,

управлявший брокерской конторой в Сент-Льюисе, совершил

убийство на ипподроме и переехал на Восточное побережье.

Чтобы скрыться от полиции Нью-Йорка, он открыл новую

брокерскую контору в Хобокене, Нью-Джерси, прямо за рекой.

Салливан сказал Ливермору, что это было заведение без

ограничений. Здесь не было ограничений по количеству акций,

которое трейдер мог продать или купить.

Ливермор ждал субботы, чтобы осмотреться прежде, чем он

пойдет в брокерскую контору в Хобокене. По субботам рынок

работал только до 12. Внутри конторы обстановка была очень

торжественной, с доской, заполненной котировками, галереей для

посетителей и огромным количеством клерков для обслуживания

клиентов. Ливермор притворился тупым, и разместил несколько

ранних заказов. Затем некоторое время спустя, после 11, он поставил

2000 долларов наличными и продал без покрытия акций на 20000

долларов. Фонд резко упал и за пять минут до закрытия он закрыл

короткие позиции и обналичил их. Его прибыль составила 6000

долларов. Он подошел, чтобы забрать их, но у клерка не было для

этого достаточно наличности. Его попросили вернуться за

остальными деньгами в понедельник.

В понедельник он пришел. Его ждал тот же самый

человек, которого он видел в Сейнт-Льюисе.

"Ливермор, что тебе нужно?"

"Мои деньги".

"Я тебе говорил, чтобы ты не торговал в моих

заведениях, когда ты был в Сент-Льюисе. Это Нью-Джерси, но я

не хочу, чтобы ты здесь торговал. Здесь нет денег для тебя, даже

в это утро понедельника".

"Отдайте мне мои деньги", - повысил голос Ливермор.

Человек не сводил с него глаз в течение нескольких

долгих минут.

"Слушайте, я, по крайней мере, играю по правилам, а не

как вы с вашими ипподромными выходками", - продолжил

Ливермор, глядя человеку прямо в глаза. - "Если хотите

торговать в этой части страны, лучше заплатите мне".

За Ливермором уже собралась толпа. Он повторил: "Я

хочу получить свои деньги. Я играл честно".

"Вон отсюда!"

"Только не здесь, в Хобокене. А теперь отдайте мне мои

деньги!"

Человек, в конце концов, кивнул, и клерк отсчитал

несколько банкнот достоинством в 1000 долларов, и Ливермор

получил все свои деньги, 6000 долларов.

"Ливермор, у меня есть хозяин, очень безжалостный

хозяин. Так что сделай одолжение, больше сюда не приходи".

Ливермор посмотрел ему прямо в глаза, кивнул и ушел.

Он положил деньги в карман и обдумал сложившееся

положение по пути назад, на Манхэттен.

На следующий день он позвонил Биллу Салливану,

человеку, рассказавшему ему про брокерскую контору.

"Послушай, Билл, спасибо, что подсказал мне о том месте в

Хобокене. Мне нужно, чтобы ты оказал мне небольшую

услугу".

"Насколько небольшую?" - спросил Салливан.

"Я тебя профинансирую, и хочу, чтобы ты поехал в

Хобокен и немного поиграл. Затем, когда наступит нужный

момент, я дам тебе знать".

"И что мне за это причитается?"

"Двадцать процентов плюс оплата расходов и я даю тебе

тысячу долларов на расходы".

"Согласен, Ливермор".

Ливермор дождался, когда Салливан обустроится и затем

сделал ход. Он стал продавать без покрытия, и после выплаты

20 процентов Салливану и оплаты его расходов, получил

чистую прибыль в 4100 долларов.

Теперь у Ливермора было больше 10 000 долларов, и он

решил в будущем твердо придерживаться фондового рынка -

хватит с него брокерских контор. Теперь его выгнали раз и

навсегда, и рано или поздно Арнольд Ротштайн выйдет на сцену

и нанесет ему визит. Если это случится, то ему очень повезет,

если он останется в живых, не говоря уже о заработанных деньгах. Кроме того, он вернул свою ставку, и даже больше, чем

когда-либо. Теперь от него зависит, как он воспользуется ей на

фондовом рынке.

Кроме того, он устал играть по мелочи в брокерских

конторах. Ему нравилось играть по крупному, в законные игры,

через лицензированных брокеров, в игры, где не было

ограничений по сумме денег, которую трейдер мог заработать -

или потерять, как скоро выяснится.

Это станет вечным вызовом в жизни Ливермора -

обыграть рынок. Игра на рынке была похожа на алхимию -

превращение свинца в золото. Рынок превращал бумагу в золото

и создавал состояния, о которых не мечтают даже в самых

смелых мечтах. Рынок был там, где 100 долларов превращались

в 1000, 1000 становилась миллионом, а миллион - 100

миллионами. Единственным, что требовалось от трейдера, было

называть ход до того, как он двинется - и, как в большой

мозаике, ответ всегда был там. Единственное, что требовалось

от трейдера - разгадать его.

И Ливермор оставался в полной уверенности, что он

способен найти ответ на загадку.