Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ

Гештальт-терапия традиционно рассматривается как один из эффективных методов терапии тревожных, фобических и депрессивных расстройств. Она также с успехом применяется при терапии многих психосоматических расстройств, в работе с широким спектром интрапсихических и межличностных конфликтов. Это дает возможность использования ее при работе с участниками военных действий, имеющих диагноз ПТСР.

Целью терапевтической работы является снятие блокировки и стимулирование процесса развития человека, реализация его возможностей и устремлений, создавая внутренний источник опоры и оптимизируя процессы саморегуляции. Основным теоретическим принципом гештальт-терапии является убеждение, что способность индивида к саморегуляции ничем не может быть адекватно заменена. Поэтому особое внимание уделяется развитию у пациента готовности принимать решения и делать выбор. Ключевым аспектом терапевтического процесса является осознание и переживание контакта с самим собой и окружением. Внимание и активность терапевта концентрируются на том, чтобы помочь пациенту в расширении и обогащении осознания и способности переживания своего контакта с окружающим и внутренним миром. Много внимания уделяется повышению осознавания различных установок и способов поведения и мышления, которые закрепились в прошлом. Также важно раскрытие их значений и функций в настоящее время.

Традиционно геыггальт-терапия используется в групповых методах работы, однако, по данным зарубежных авторов при работе с лицами, страдающими ПТСР, более эффективна индивидуальная терапия. Невротическое состояние индивида в гештальт-терапии предполагает неспособность человека полностью контактировать (завершать цикл контакта) с собой и окружающей средой, следствием чего является определенная незавершенность ситуации. Одним из симптомов ПТСР является неспособность человека ориентироваться на длительную жизненную перспективу, то есть человек не планирует заниматься карьерой, жениться, иметь детей. Таким образом, речь идет о неспособности индивида выделять потребности (фигуры) из фона. Происходит прерывание контакта уже на первой стадии. В этом случае, когда истинные потребности остаются за гранью осознавания, они могут заменяться потребностями других людей.

Существует пять основных механизмов прерывания контакта, при которых энергия, необходимая для удовлетворения потребностей и для развития пациента, оказывается рассеянной и ошибочно направленной. Это проекция, конфлюенция, ретрофлексия, дефлексия и интроекция. Целью терапии является восстановление способности индивида к естественному функционированию цикла контакта и, следовательно, работа с механизмами его прерывания.

При конфлюенции (или слиянии) границы между человеком и миром стираются, чувство отличия исчезает. В таком состоянии находится младенец, не способный еще к различению мира и себя. Во время экстаза, медитации человек также может ощущать себя слитым с миром воедино. Однако, если такое слияние и стирание границ между собой и окружением становится хроническим, человек перестает понимать, кто же он есть в

самом деле, существует ли он вообще, утрачивает способность к реальному контакту с миром и с самим собой. Так для участников военных действий характерна конфлюенция с теми, кто, как и они, участвовали в боевых действиях. Об этом свидетельствует употребление ими местоимения «мы», когда речь идет об их индивидуальных переживаниях. Они часто неспособны отличать свои собственные переживания от переживаний своих сослуживцев. В данном случае работа должна проводиться в направлении дифференциации человека от его слияния с другими.

Термин ретрофлексия (буквально: «обращение назад на себя»). То есть, начиная контакт с окружающей средой, человек по каким-то причинам прерывает его и обращает действие на себя. Он становятся и субъектом, и объектом всех своих действий, целью собственного поведения. Таким образом субъект делает себе то, что предназначено окружающей среде. Для больных с ПТСР характерно наличие раздражительности и агрессивности. Если такие больные не умеют выражать свои чувства в приемлемой форме, то они либо совершают какие-либо брутальные действия, либо, удерживая агрессивные тенденции, как бы проецируют собственные негативные чувства на свое тело. В этом случае возникают различные психосоматические расстройства, такие как хроническое мышечное напряжение, повышение артериального давления, язва желудка, боли в области сердца, затруднение дыхания и др. .

В гештальт-терапии существует стратегия работы с соматическими и психосоматическими заболеваниями, состоящая из четырех этапов.

1. Генерализация проекции. Пациенту предлагается побыть своей болезнью и поговорить от ее имени. Можно расспросить пациента о характере болезни, попросить описать ее.

2. Проявление активной нереализованной потребности, стоящей за больным органом. Следует сделать акценты на позитивном аспекте болезни («Зачем ты, сердечная боль, нужна мне?», «Что ты можешь дать мне ценного и необходимого, без чего я не могу обойтись?»). Осознание этой потребности.

3. Выражение заблокированного чувства, осознанной потребности по направлению к личностному окружению.

4. Интеграция полученного опыта, включение его в систему целостной личности.

При работе с пациентом следует проанализировать функциональное значение болезни, степень ее жизненной важности, то есть выяснить что значит для него быть больным такой болезнью («Что значит быть для тебя гипертоником?»). Выяснить в чем заключается личностный смысл этой болезни для окружения, семьи, какое экзистенциальное послание может скрываться за этим симптомом и какими альтернативными путями оно может быть передано окружающим.

Человек, для которого характерна дефлексия, пытается избежать непосредственного контакта с окружением, другими людьми, проблемами и ситуациями. Во время сеанса дефлексия или уклонение от реального контакта может проявляться в форме общих фраз, болтливости, шутовства, избегания смотреть в глаза собеседнику, ритуальности и условности поведения. В этом случае энергия рассеивается, так как индивид воздерживается от использования ее в полной мере тогда, когда это необходимо, или не умеет ее сконцентрировать таким образом, чтобы предпринять четко направленное действие. Это характерно для симптома избегания, выраженного при ПТСР, который проявляется в избегании обсуждения и работы с травмирующим опытом, поскольку это требует больших

психологических нагрузок. Пациент уходит в пустые рассуждения, не касающиеся трудных переживаний, и в этом случае может быть применима импрессиваая техника, которая состоит в том, чтобы прерывать пациента в каких-либо действиях, например, в избегании контакта или же ухода в болтовню.

Существует противоположная, экспрессивная техника, которая заключается в максимизации эмоций, жестов, позы, которую принимает пациент. То есть, отслеживая в процессе сеанса невербальные проявления и отметив какую-либо позу пациента или жест. м'имику, следует предл-тжить пациенту усилить это. Таким образом пациент может выйти на нС?ый уровень понимания своего состояния и осознать свою скрытую эмоцию.

Как уже отмечалось ранее, у лиц с ПТСР присутствует выраженная агрессия, которая может не только рйрофлексироваться, но и проецироваться, то есть уже будет задействован механизм проекции. С .этим механизмом связан отказ за какие-либо действия или явления, возникающие в самой личности, которв.е приписывают окружению или безличным факторам путем опредмечивания себя («что-то толкнуло меня на это», «что-то заставило меня это сделать»). Так пациент с ПТСР будет считать другого человека очень агрессивным, потому что он не может принять то, что он сам агрессивен и беспокоен. В данном случае можно также применить супрессивную технику, - просто прерваеь проецирование пациента, предложив ему переадресовать высказывание. Если пациент говорит, что кто-то агрессивен, предложить сказать ему: «Я сам агрессивен» несколько раз. Эта переадресация может помочь пациенту осознать свои настоящие чувства.

Для участников военных действий достаточно типична позиция жертвы, которая характеризуется снятием с себя ответственности за то, что происходит с ними сейчас и наделение окружающих этой ответственностью. Так, ответственность за свое нынешнее состояние возлагается на государство, армию, непонимание окружающих, а активность по улучшению своего состояния сводится до минимума. Таким образом, можно говорить об интроективности позиции жертвы у участников военных действий. Интроекцт (или «проглатывание непереваренным») — механизм присваивания стандартов, норм, способов мышления, отношений к действиям, которые не ассимилируются, - не становятся собственными. Для работы с интроектом «Жертва» предлагается ассимилятивно-аккомодационная модель работы с интроектами, в основе которой лежит активация ассимилятивного механизма в поведении пациента и побуждение его к «включению» механизма адаптации.

. На определенном этапе работы с пациентом, когда терапевт сочтет это возможным, оценив динамику развития психотерапии, характер прорабатывемых тем, готовность пациента к работе с глубокими переживаниями, пациенту предлагается обсудить события, когда он чувствовал себя несправедливо обиженным. Таким образом могут быть выявлены интроекты, которые можно соотнести с позицией, ролью жертвы интро-ективного характера, выражения типа «они должны мне...», «им следует...».

На первом этапе работы предлагается руководствоваться двумя ключевыми моментами; Первый из них связан с необходимостью осознавания того, что комплекс исключительности и обусловленная им установка на иждивенческое поведение не являются продуктивным решением внутренних проблем, вызванных участием в боевых действиях. «Переваривание» интроекта следует первоначально осуществлять с опорой на актуальный опыт субъекта. Возможным вариантом начала работы может быть перечисле

ние людей и ситуаций, когда пациенту, по его мнению, «должны». Например: «Доктора должны меня лечить, им ла это деньги платят». Особый интерес при этом представляют те из эмоционально окрашенных высказываний, в которых в качестве долженствования выступают социальные институты. Отобрав одно из них можно приступать к ассимиляции интроекта. Для этого целесообразно, чтобы пациент попытался развернуть, обосновать долженствование, то есть выдвинуть те причины, по которым ему должны. Во время его высказываний необходимо обращать внимание пациента на то, каким тоном он это говорит, что он чувствует при этом.

После проработки данного материала возможно использование изменения вектора высказываний, то есть целесообразно привлечь внимание субъекта к мысли о том, что в этой жизни и он кому-то должен. Процедура может строиться по стандартной методике гештальт-терапии «Сила языка», описанной в книге К. Рудестама «Групповая психотерапия». Пациенту предлагается сесть лицом к психологу и, глядя ему в глаза, сказать три фразы, начиная каждую словами «Я должен...». После этого ему вновь предлагается вернуться к своим фразам и заменить в них начало на «Я предпочитаю...», сохранив при этом неизменными остальные части предложения. Затем желательно узнать переживания пациента, вызванные этими действиями.

Далее можно еще раз изменить ситуацию, сделав субъекта «мишенью» своих долженствовании. Процедура практически не меняется. Пациенту вновь предлагается произнести эти же три фразы, начинающиеся со слов: «Для себя я должен...», «Себе я должен...» и т.п., а затем сменить их на «Я хочу...», «Для себя я хочу...». Делясь своими переживаниями по поводу проведенного эксперимента, пациенту следует осознать происходящие изменения, отметить ведет ли замена «установки необходимости» на «установку желания» к ощущению свободы или к облегчению, изменилась ли актуальность установки «должны мне» или же она потеряла свою остроту, повысилась ли ответственность за собственные мысли, чувства, действия.

Второй этап работы с интроектом «Жертва» связан с включением механизма аж-комодации, что достигается путем создания для пациентов условий, побуждающих их к перестройке самих сценариев, их прилаживания к новой для них в личностном плане ситуации. В данном случае можно применять множество техник, однако их должна объединять одна общая черта, основа которой, - переход в психологическом плане на противоположный полюс.

Так, одной из процедур, отвечающей требованию смены полярностей, может выступать упражнение «Кто я?» на разтолсдествление (дезидентификацию). Его проведение необходимо, чтобы активизировать осознавание пациентами ролевой структуры. Одновременно требуется определить, входит ли в нее роль «Жертва» и насколько она актуальна (для этого целесообразно использовать процедуру ранжирования ролей по степени их значимости для субъекта).

Разотождествление следует проводить по направлению от частных ролей (работник, член общества) к ролям, наполненным экзистенциальным смыслом (человек, субъект), и далее по направлению к ощущению своей самости, своего собственного, истинного Я. Процедура разотождествления может выглядеть следующим образом.

«Сядьте удобно, выпрямив спину. Закройте глаза. Сделайте несколько глубохнх вдохов. Затем повторяйте вслух или про себя:

Я - военный. Как военный я могу быть... Как военный я должен выполнять...и т.д. Но я не только военный. Я еще и стец. Как отец я могу ... Но выполняемая мной роль отца - это не Я.

Я - жертва. Как жертва военных действий я испытываю... Но жертва - это только роль. Моя роль жертвы - это не Я.

У меня есть эмоции, но Я - это не мои эмоции.

У меня есть интеллект, но Я - это не мой интеллект.

Я - центр - чистого самосознания. Я - центр воли.

Я это постоянное и неизменное Я.»

Это упражнение можно выполнять по несколько раз. Постепенно, оно становится упражнением на самоотождествление. Как показывает практика, обучаясь не отождествляться со своими ролями, эмоциями, интеллектом, пациент тем самым приобретают ощущение своего собственного Я, которому чуждо быть зависимым от других, от особенностей социальных, экономических и экологических условий жизни.

В гештальт-терапии применяются многие психодраматические техники. Так, отождествление пациентом самого себя с чувством или эмоцией, которые он испытывает, может быть применимо при таком проявлении ПТСР как чувство «вины выжившего», которое в отечественной психотерапевтической практике отражено в описании динамики постстрессовой реабилитации выживших членов экипажа после аварии на подлодке «Комсомолец». У бывших участников военных действий это может проявляться чувством вины за то, что он остался в живых, а его друзья погибли. В данном случае можно предложить пациенту побыть своей виной и поговорить от ее имени. Таким образом, пациент может осознать, что полезного дает ему ощущение вины и найти более приемлемый способ получения этого.

Здесь также может быть задействована классическая техника «двух стульев», которая также является психодраматическим методом- Она заключается в проигрывании пациентом одному или с помощью терапевта незаконченных ситуаций, волнующих пациента. Пересаживаясь с одного стула на другой и попеременно идентифицируя себя с людьми, участвующими в той травмирующей ситуации, пациент может завершить ее, попросив прощения у погибших и выразив им свои чувства. Эта техника может быть применима и без пересадки пациента на разные стулья, при простом представлении значимого лица рядом и высказывании ему своих чувств. Данная техника помогает пациенту прожить и завершить травмирующее его незаконченное действие.

Одним из основных симптомов ПТСР являются кошмарные сновидения, повторяющиеся воспоминания о психотравмирующих ситуаций. Хотя большинство авторов придерживается мнения, что ночные кошмары о военных травмах не несут глубинного личностного смысла, по данным последних зарубежных работ можно все же говорить о том. что кошмарные сновидения являются выражением какого-то скрытого конфликта. В данном случае возможна работа с этими сновидениями в рамках гештальт-терапии. Различные элементы сна рассматриваются как проекция отдельных частей личности человека, видящего сон. Сон рассматривается как экзистенциальное послание, с которым спящий обращается к самому себе. Для этого пациенту предлагается последовательно идентифицировать себя с разными элементами сна таким образом, чтобы присвоить обратно свои проекции. Важно воспроизвести сон со всех точек зрения, то есть побывать в

роли каждого персонажа сна, включая и неодушевленные предметы. Таким образом, пациент должен прожить, осознать и интегрировать отвергаемые им части личности.

Таким образом, гештальт-герапия может применяться при следующих расстройствах, характерных для ПТСР:

психосоматические расстройства.

фобии и страхи.

невротические расстройства.

сексуальные расстройства психогенного характера.

депрессивные проявления, суицидальные тенденции.

нарушения сна (ночные кошмары).

дезадаптирующие особенности личности (повышенная тревожность, агрессивность, раздражительность).