Авторы: 159 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  184 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

4 ПРАВДА В ИСКУССТВЕ

Что такое правдивое изображение действительности, если пол-

ное соответствие изображения объекту в принципе невозможно

да и не нужно? (Зачем дублировать природу?). Отраженная

действительность непременно откорректирована художником в

соответствии с его представлениями об этой действительности,

искусстве, в соответствии с его идеалами (или же в соответствии

с отсутствием всего этого). А так как эти представления и идеалы

в зависимости от идейных, в конечном счете социальных позиций

людей были очень разными, то и определение правдивости искус-

ства во времена Достоевского расплывалось, теряло определен-

ность. Определенным и всеобщим для критики различных направле-

ний было требование правды от искусства, если не учитывать

малопопулярных и совершенно неактуальных для русской общест-

венной жизни середины прошлого века отголосков кантианства в

работах некоторых теоретиков, которые вообще снимали проблему

правды, следуя агностицизму Канта.

Реализм, как правдивое отражение действительности в искус-

стве, приобретает непререкаемый авторитет. В журнальных статьях

60-х годов термин «реализм» могли употребить как синоним терми-

нам «художественность», «мастерство», «творчество». Например,

А. Н. Островский в 1877 г. писал: «Реализм не есть что-нибудь

новое, но есть ни более, ни менее как настоящее творчество»1.

Однако, какое разнотолкование терминов существовало при этом!

Достоевский безоговорочно называл свое творчество реалисти-

ческим.

Однако современная Достоевскому литературная критика чаще

всего не видела в его произведениях жизненной правды. Так,

признавая, что Достоевский «талант крупный», критик радикаль-

ного «Дела» с иронией писал об односторонности его таланта,

язвительно заключая: «Вранье составляет характеристическую

особенность его творчества» 2.

Реакционный критик Авсеенко тоже утверждал, что Достоев-

ский не реалист, так как якобы обнаруживает в творчестве пол-

ное незнание действительности 3. Дело здесь не только в том, что первый критик исходил из соображений политического, а второй —

«эстетического» характера, но и в том, что в понятия «правда»,

«действительность», «реализм» вкладывалось ими разное содер-

жание.

Термин «реализм» в смысле художественного метода и литера-

турного направления стал применяться в 60-х годах прошлого

столетия.

Для Пушкина, Гоголя, Белинского существовал его синоним

«поэзия действительности»; Белинский ввел, кроме того, соответ-

ствующее реализму понятие «натуральная школа». Но вместе с

этим и в 60-е годы, и позже термин «реализм» могли употреблять

для обозначения философского направления» трезвого, делового

взгляда на жизнь. В таком случае реализму противопоставляется

идеализм. Это осмысление термина было очень распространено.

Им пользовались Писарев, Герцен да и теоретики противополож-

ного направления. Так, эклектик А. Немировский писал: «Реа-

лизм — это мировоззрение каузальное, объяснение явлений в при-

роде и человеке из причин; идеализм — это мировоззрение телео-

логическое, объяснение явлений в природе и человеке из целей» 1,

Такое расширительное понимание термина «реализм» восходит

к имевшему большое влияние на формирование личности Достоев-

ского Шиллеру, который рассматривал реализм как «подчинение

природе», объективной необходимости. Шиллеровское понимание

реализма разделял единомышленник Достоевского в вопросах ис-

кусства А. Григорьев. Так, в статье «Реализм и идеализм в нашей

литературе» он пишет: «...у реализма воззрения есть... требования.

Одно из них то, чтобы брать лица, страсти их и положения не в

исключительной среде, а в среде наиболее общей, не в такой об-

становке, в которой им можно развиваться как угодно на свобо-

де, а в обстановке чисто практической, мешающей развиваться

им совершенно свободно...» 2.

Позднее, в 70—80-х годах, после того как «Вестник Европы»

опубликовал теоретические статьи Золя, термин «реализм» мог

употребляться в значении «натурализм», «золаизм».

Полисемантизм, который возникал в научной, особенно фило-

софской терминологии в ее историческом существовании, нужно

учитывать и анализируя высказывания Достоевского о реализме.

Он также подразумевал не всегда одно и то же, употребляя этот

термин. «Реализм есть ум толпы, большинства, не видящий даль-

ше носу, но хитрый и проницательный, совершенно достаточный

для настоящей минуты»3. В этой записи Достоевский вкладывает

в термин «реализм» тот же смысл, что и А. Григорьев, писавший

в одной из своих статей о реализме «нравственных воззрений

Перепетуи Петровны». Когда же Достоевский писал: «в одном

реализме нет правды»1,  — он имел в виду натурализм. Дальней-

шие заметки развивают эту мысль следующим образом:

«Фотография и художник.

Зола просмотрел в Ж. Занде (в первых повестях) поэзию

и красоту...

При одной только «Жизненной правде [по мне] правде, по

мнению Зола), из которой нельзя извлечь никакой мысли»2.

Все сказанное относится к внешней, терминологической стороне

дела. По существу же воззрения Достоевского на реализм» правду

в искусстве последовательны и недвусмысленны, и формировались

они в условиях эстетической борьбы его времени в спорах с на-

турализмом.

Часто в разной связи Достоевский выступает против, практи-

чески и теоретически активно заявлявшего себя натурализма.

Натурализм в русской литературе выливался в большое коли-

чество фактографических произведений; литераторы, руковод-

ствуясь похвальным стремлением быть в литературе максимально

правдивыми, избегали обобщений, выбора фактов; предпочтитель-

ным становится жанр «физиологического очерка». Это направле-

ние стало заметным явлением литературной жизни в России 60-х и

70-х годов. В нем рядом с литературой «обывательской», которая

по идеологической основе была охранительной (недаром когда-то

на ее защиту вставал Ф. Булгарин3), нужно различать струю

обличительной литературы, которая сыграла положительную роль

в революционном процессе, фиксируя факты ужасающей рос-

сийской жизни, делая их известными обществу. Но этот вопрос

другого порядка. В отстаивании же правды реализма по сравне-

нию с эмпирической правдой натурализма Достоевский был прав

и убедительно аргументировал свою точку зрения.

Не будет правды изображения, если литератор «приходит,

например, на площадь и, даже не выбирая точки зрения, прямо,

где попало, устанавливает свою фотографическую машину. Таким

образом, все, что делается в каком-нибудь уголке площади, будет

передано верно, как есть», но в таком случае в картину войдет

и случайное по отношению к какой-то идее картины (ведь она

должна же быть, иначе придется растянуть изображение на сто

томов). "Это путаница, а не точность» (19, 180). «Фотографический снимок и отражение в зеркале далеко еще не художест-

венные произведения (19, 153)",— пишет Достоевский в обзоре

«Выставки в Академии художеств за 1860—1861 год». «Точность и верность нужны, элементарно необходимы», но они лишь сред-

ство, чтобы подняться на «высоту правды художественной», кото-

рая возможна при условии собственного художнического взгляда,

освещающего изображаемое.

«Правда реальная», т. е. правда факта, далеко еще не правда

впечатления, т. е. правда искусства. «...Мало еще выставить верно

все данные свойства лица; надо решительно осветить его собствен-

ным художническим взглядом. Настоящему художнику ни за что

нельзя оставаться наравне с изображаемым лицом, довольствуясь

одною его реальною правдой: правды в впечатлении не вый-

дет» (21, 97).

Достоевский убежден, что эмпирическое изображение не выска-

жет никакой правды о действительности. В фотографии (как ее

понимали в то время) нет правды, так как правда не лежит на

поверхности явления, ее нужно открыть. Здесь Достоевский после-

довательно развивает идеи Белинского.

В одной из статей об искусстве в 1873 г, Достоевский поль-

зуется системой доказательств, которую употребил с аналогичной

целью Белинский в 1847 г. Достоевский пишет в этой статье о

художниках, которые «ударились в жанр», так как только жанр

позволяет «изображать действительность как она есть», но, возра-

жает Достоевский, «такой действительности совсем нет», «надо

дать поболее ходу идее». «Портретист усаживает, например, субъ-

екта, чтобы снять с него портрет, приготовляется, вглядывается.

Почему он это делает? А потому, что он знает на практике, что

человек не всегда на себя похож, а потому и отыскивает «глав-

ную идею его физиономии», тот момент, когда субъект наиболее

на себя похож» (21, 75). Белинский в первой статье серии «Взгляд

на русскую литературу 1847 года» утверждает, что романист «дол-

жен проникнуть мыслию во внутреннюю сущность дела... Кажется,

чего бы легче было верно списать портрет человека... Обыкновен-

ный живописец сделал очень сходно портрет вашего знакомого;

сходство не подвергается ни малейшему сомнению в том смысле,

что вы не можете не узнать сразу, чей это портрет, а все как-то

недовольны им, вам кажется, будто он и похож на свой оригинал

и не похож на него... Но пусть с него же снимет портрет Тыранов

или Брюллов, и вам покажется, что зеркало далеко не так верно

повторяет образ вашего знакомого, как этот портрет, потому что

это будет уже не только портрет, но и художественное произве-

дение в котором схвачено не одно внешнее сходство, но вся душа

оригинала» 1.

Достоевский не раз выступает с критикой натурализма Золя.

Золя, в сущности, не был столь крайним натуралистом, как пред-

ставлялось Достоевскому, скорее его теория иногда доводилась до

крайности в пылу теоретических сражений. В наброске «Критические замечания. Zola» Достоевский пишет в частности: «Он бу-

дет описывать каждый гвоздик каблука, через четверть часа, как

солнце взойдет, он будет опять описывать этот гвоздик при дру-

гом освещении. Это не искусство. Скажи мне одно слово (Пуш-

кин), но самое нужное слово. А то кидается во все стороны и

тащит 10000 слов [но]| и все не может высказать, и это с самым

полным самодовольствием..» 1.

Натурализм (а это направление часто называлось в то время

реализмом) представлялся мыслителю Достоевскому реализмом,

которому не достает ума. Намерение правдиво отразить действи-

тельность есть. В этом смысле начальные позиции, заявлены как

реалистические в лучшем варианте, но нет способности к предва-

рительной мыслительной работе. Нет отбора фактов, нет обобщаю-

щей мысли — отсюда и многословие, болтливость, расплывчатая

мысль в размазанной форме.

Правда искусства, по Достоевскому, осуществляется путем

отбора материала действительности и его оценки с точки зрения

идеала. Правда заключается не в зеркальном отображении объек-

та, а в верности субъективного взгляда художника на объект.

Верность же эта определяется уровнем мировоззрения художника,

верностью его идеала. С этой точки зрения Достоевский крити-

кует, например, картину Ге «Тайная вечеря»: «Вот сидит Хри-

стос — но разве это Христос? Это может быть и очень добрый

молодой человек, очень огорченный ссорой с Иудой, но не тот

Христос, которого мы знаем... нет исторической правды: тут даже

правды жанра нет, тут все фальшивое» (21, 76). Не следует упу-

скать из виду, что христианский идеал Достоевского, который лежит

в основании этого суждения, отнюдь не прогрессивный идеал.

В этой связи интересно почти буквальное совпадение высказыва-

ния Достоевского с оценкой той же картины, которую сделал

А. Никитенко, отрицавший "фактографию", натурализм с идеали-

стических позиций. Никитенко записывает в дневнике: «Картина эта

сделала на меня неприятное впечатление. Христос похож на ка-

кого-то молодого парня, кручинящегося о чем-то. Это они назы-

вают простотою в духе новейшего искусства. Ведь идеалов поло-

жено не иметь ни в поэзии» ни в живописи...»2

Однако самая борьба против натурализма была прогрессивной

в эстетике. Дело было лишь в том, какие идеалы при этом про-

пагандировались. Революционно-демократическая эстетика также

боролась против натурализма во имя революционного идеала.

Гегель, как известно, видел в натурализме следствие неизбеж-

ного процесса разложения искусства: «Чем больше это искусство

становится мирским, тем в большей мере оно захватывает конеч-

ные явления мира. Эти явления становятся излюбленными предметами его изображения, оно делает их полностью значимыми,

и художник чувствует себя хорошо, изображая их такими, каковы

они есть» 1. Достоевский совсем не считал явление натурализма

закономерным и неизбежным, он верил в возможности реализма

противостоять эмпирике и боролся за реализм.

Критика Достоевским натурализма, в которой он объективно

солидаризировался с прогрессивной эстетикой, естественно выте-

кала из основных положений его эстетической концепции. Нату-

рализм писатель видел не во всяком детальном и достоверном

изображении объекта, а в бесцельности этого изображения, в

отсутствии субъективной обработки жизненного материала. Если

же цель автора заключается в достоверном показе явления, кото-

рый сам по себе имеет для него «высший» смысл, такое явление

уже не натуралистично.

Интересно, что внимание Достоевского много раз привлекала

картина Гольбейна «Смерть Иисуса Христа», где крайне натура-

листически изображается разложение, физическая смерть. Однако

эта картина не вызывает у Достоевского той отрицательной реак-

ции, которую вызвала, например, картина Ге "Тайная вечеря".

А. Г. Достоевская записала в дневнике после посещения картинной

галереи в Женеве: «Положим, что это поразительно верно, но,

право, это вовсе не эстетично, и во мне возбудило одно только

отвращение и какой-то ужас. Федя же восхищался этой карти-

ной» 2. Впечатление было очень глубоким, так как картина не раз

фигурирует в романах. Она висит в комнате Рогожина, о ней

говорит Мышкин: «Вера может пропасть». Достоевский усматривал

в достоверном изображении смерти Гольбейном определенную

сложную идею, которая волновала его самого, в которую входит

и мысль о том, что не чудо должно быть основанием веры (если

божественное тленно, божественно ли оно?).

Творческий метод Достоевского, бесспорно, складывался под

влиянием романтических традиций. И в пору зрелости он сохранил

симпатию к романтикам; всегда высоко оценивал творчество Гюго,

Гофмана и в своей борьбе за реализм Достоевский руководство-

вался рядом теоретических принципов, характерных для эсте-

тики романтизма — например, принципом отражения действитель-

ности в становлении, динамике, в исключительных, статистически

редких явлениях. Именно эта сторона эстетической концепции

писателя в работах некоторых зарубежных исследователей служит

обоснованием определения его творчества как своеобразного ро-

мантизма 3.

Однако принципы романтизма вошли в систему реалистической эстетики Достоевского как непротиворечащая ее основным реалис-

тическим положениям часть, так как объединялись с требова-

нием изучения, действительности, знания ее объективных законо-

мерностей. Присутствие элементов романтизма в эстетике Достоев-

ского отмечалось многими исследователями. Так, В. В. Виноградов

писал: «Романтическая поэтика 30-х годов, решительно преобразо-

ванная, приспособленная к новой системе художественного мировоз-

зрения,— была одним из орудий Достоевского. На романтическом

материале утверждался «реализм» 1. Думается, можно говорить

о более глубоком освоении Достоевским элементов романтизма,

чем то, которое имеется здесь в виду: не только приспособление

поэтики, но включение элементов романтического видения действи-

тельности в новую, реалистическую систему.

Романтизм в искусстве воспринимал буржуазную действитель-

ность как неблагоприятную для личности. В этом смысле реализм

не внес ничего нового, но романтизм, исходя из этого, абсолю-

тизировал внутренний мир человека, в особенности художника,

оторванный от враждебной ему действительности. Таким образом,

как говорил Гегель, наступал разрыв между творческим субъектом,

художником и «субстанциональным содержанием народной жизни».

Реализм переносит внимание художника на объект искусства —

действительность. Достоевский употреблял иногда слово «реализм»

как обозначение мировоззрения, целиком детерминированного

действительностью. Это суждение может быть распространено и

на индивидуальное сознание художника. Как Достоевский отно-

сился к факту такой детерминации? Сознание, не ориентирован-

ное на идеал, для Достоевского неполноценное, ущербное сознание,

но идеал не должен быть ложным, априорным, не детерминирован-

ным, в свою очередь, объективной действительностью.

Хотя и ложный идеал, или неосуществимый вообще, или возмо-

жный для осуществления в необозримо далеком будущем, все же

облагораживает человека. В этом отношении интересен замечатель-

ный отрывок «Ложь ложью спасается», где Достоевский пишет о

Дон-Кихоте.

В этом отрывке он указывает на одну черту образа, которая

воплощает, как думает Достоевский, нечто свойственное челове-

честву вообще. В фантастических мечтаниях Дон-Кихот однажды

поставил себе вопрос о достоверности одного из побочных об-

стоятельств своих фантазий. «Фантастический человек вдруг за-

тосковал о реализме!. (26, 26). Дон-Кихот придумывает «реаль-

ное» оправдание своего идеала, ложное, конечно: «реализм, стало

быть, удовлетворен, правда спасена, и верить в первую, в глав-

ную мечту можно уже без сомнений — и все, опять-таки, единственно благодаря второй уже гораздо нелепейшей мечте, придуман-

ной лишь для спасения реализма первой» (26, 26).

Дон-Кихот для Достоевского и велик, и смешон. Истинно вели-

кий человек должен «прозреть истинный смысл вещей», только

тогда его идеалы смогут стать основанием практической деятель-

ности.

Провозглашая принципы реалистического творчества, Достоев-

ский вкладывал в понятие правды в искусстве то же содержание,

что и представители прогрессивной эстетики его времени, в част-

ности В. Г. Белинский.

Правда в искусстве не равняется эмпирической достоверности,

она заключается в адекватном отражении сущности явлений

действительности. Познание этого скрытого от поверхностного

наблюдения смысла доступно лишь художнику-мыслителю, ориенти-

рующемуся к тому же на верный общественно-исторический идеал.

Утверждение принципа реализма как познания действительности

было чрезвычайно актуально для эстетики середины XIX века,

когда в западноевропейском искусстве сформировалась теория

натурализма, имевшая определенное влияние на русскую эстети-

ческую мысль.

Достоевский выступает против натурализма в искусстве и

эстетике как принципиальный противник философского позитивиз-

ма. Он подвергает критике натурализм как метод, несовместимый

с художественным творчеством, имеющим объективную общест-

венную ценность. Эмпирический подход к действительности не

вносит в искусство и, следовательно, в общественное самосознание

ничего нового, представляется деятельностью, лишенной смысла.

В натурализме, кроме того, Достоевский видит опасность пре-

увеличения роли технической стороны творческого процесса, кото-

рая является средством создания произведения искусства; при

отсутствии же истинной цели обобщение фактов действительности

может превратиться в самоцель. Натурализм, сводя роль субъекта

творчества к фактографии, снимает коррекцию творческого про-

цесса этическим идеалом и превращает искусство в явление без-

нравственное.

Чем сильнее художник, тем вернее и

глубже выскажет он свою мысль, свой

взгляд на общественное явление и

тем более поможет общественному

сознанию. Разумеется, тут почти всего

важнее, как сам-то художник способен

смотреть, из чего составляется его

собственный взгляд, гуманен ли он.

прозорлив ли, гражданин ли, наконец,

сам художник?

           Ф. М. Достоевский